Детективы и Триллеры : Триллер : ПЯТНАДЦАТОЕ ФЕВРААЯ : Цай Цзюнь

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40

вы читаете книгу

ПЯТНАДЦАТОЕ ФЕВРААЯ

Утром я проснулся, лежа одетым под одеялом, в руке у меня был букет белых роз. Ну и видок у меня! Приняв душ, я постепенно пришел в себя.

В моем доме никогда не было вазы для цветов, так что пришлось поставить розы в высокий стакан, в котором я держу зубную щетку. Просто кич какой-то.

Я мучительно пытался припомнить хоть какие-то подробности вчерашнего вечера. Лицо Розы, аромат ее тела. Этот аромат так беспокоил меня, что я опять вспомнил совсем другую девушку.

Сянсян – это значит «аромат».


Я называл ее Сянсян.


Лицом Роза очень похоже на нее, только Роза старше.

Когда я в первый раз увидел Розу, то вспомнил Сянсян, вспомнил ее лицо, ощутил ее аромат.

Я называл ее Сянсян, потому что она от рождения обладала удивительным природным ароматом. От ее тела исходил приятный запах.

Готов поклясться, что своим носом я смог бы учуять и найти Сянсян среди десятитысячной толпы.

Но это совершенно невозможно – Сянсян умерла.

Ей было только восемнадцать лет.

Я помню ее.

В то лето стояла ужасная жара. Сухой палящий зной окутал весь Шанхай, будто нас всех переселили в пустыню. Даже прохлада домов не защищала от жары. Мы с Сянсян училась в одной группе в институте. В нашей компании было человек десять. Однажды мы все, кроме Линь Шу, отправились отдохнуть в деревеньку провинции Цзянсу, расположенную на берегу моря. Все надеялись, что там, у моря, будет легче переносить жару. Мы предполагали пробыть там дня три.

После изнуряющей пятичасовой езды на загородном автобусе мы вышли на берег моря и попали в бескрайние камышовые заросли. Там были большая лагуна и илистое болото, сплошь заросшее зеленым камышом. Эти заросли занимали, наверное, несколько тысяч му.[5] Стоило только забраться в камыши, и чаща так надежно скрывала тебя, что уже никому и не найти. Мы обнаружили в зарослях камыша пятачок сухой земли и поставили там две большие палатки – одну для нас, другую для девчонок.

Кто умел плавать, тут же побежали купаться в лагуне с кристально-чистой водой, а такие, как я, кто не умел плавать, стали с берега ловить рыбу и раков. Здесь было много раков. Конечно, то были не большие омары, а местная мелочь, но водились они в лагуне в огромном количестве. К вечеру мы, наловив раков, сварили их в большом котле, который привезли с собой. Они показались нам гораздо вкуснее омаров, приготовленных в ресторане.

В первый день не случилось ничего.

На второй день вечером я долго ворочался в палатке и никак не мог уснуть. Наконец мне надоело лежать без сна, и я вылез из палатки. Из зеленых зарослей камыша тянуло свежим ветерком, мне захотелось попасть туда – в прохладу. Я снял сандалии и босиком зашлепал по влажной земле, раздвигая густой камыш; тонкие стебли легонько хлестали меня по лицу. Я чувствовал себя невидимкой, поглощенным камышовой чащей. Вокруг колышутся на ветру стены камышей, а высоко вверху – крохотный кусочек темно-синего неба. Небо синее, как вода, но без ряби и волн, а посреди этой синевы медленно плывет круглая полная луна.

Я пошел вдоль маленького ручейка, все так же раздвигая камыши руками. Русло ручья прихотливо извивалось, а я все шагал вдоль него, пока наконец не вышел к маленькому озерцу. Вдруг я услышал всплеск и в свете луны увидел, что здесь кто-то купается.

Одновременно я почувствовал удивительный аромат.

Сквозь камыши я разглядел в воде голову и блестящие мокрые плечи. Я затаился в зарослях, с трудом сдерживая прерывистое дыхание. По воде метались длинные волосы, в сверкающих брызгах мелькали руки и ноги. Девушка купалась так долго, что у меня затекли ноги от неподвижного стояния. Наконец она стала медленно выходить из воды. Сначала я увидел голенькую спинку с маленькими выступающими лопатками, потом показались ее талия, бедра, и вот все ее тело открылось полностью, без остатка, словно она сбросила с себя панцирь. В свете луны мокрая кожа серебрилась нежными бликами.

Я увидел ее лицо.

– Сянсян…

Хотя ей было только восемнадцать, лицо и фигура Сянсян были как у взрослой женщины.

Она оделась, скрыв от меня свои прелести. Потом тихо, но твердо сказала:

– Выходи.

У меня, прятавшегося в камышах, загорелось лицо. Я долго мялся и переминался с ноги на ногу, но потом медленно вышел. Что ей сказать, я не знал. Сердце бешено колотилось. Я ужасно испугался. Вдруг она обвинит меня в посягательстве на дурное дело.

– Прости, я только сейчас пришел. Ничего не видел. – Мне хотелось оправдаться, это вышло очень неуклюже. У меня же не было при себе трехсот лянов серебра, и я не мог заплатить пени за нагую женщину.[6]

– Ты подглядывал. Ты все видел. – Сянсян подошла ко мне вплотную. Мне в нос так и ударил аромат ее тела.

– Я нечаянно, – сказал я в ответ и попятился.

– Не бойся, – вдруг рассмеялась она. Смех Сянсян звонко прокатился по колышущимся на ветру камышам, и мне даже показалось, что ей ответило эхо.

– Сянсян, ты правда не сердишься на меня?

– Не знаю, почему ты пришел именно сюда, но я не думаю, что ты затеял дурное дело. Не такой ты человек. – Сянсян уселась на землю, вытянув босые ноги, и предложила мне сесть рядом.

Поколебавшись, я сел, но не рядом, а поодаль. Мы помолчали. Я не знал, что сказать.

– Расскажи что-нибудь, – подбодрила она меня.

– Ну… – Я вообще неразговорчивый, а сейчас, рядом с ней, когда от аромата ее тела у меня кружилась голова… Словом, я так и сидел – дурак дураком.

– Тебе тоже не спалось? Я кивнул.

– Вот и я никак не могла заснуть. – Вдруг она вскинула руку, призывая к тишине. – Слушай.

Вокруг стояла полная тишина, даже ветер стих.

– А чего слушать-то?

– Тсс… Вот опять. Слышишь?

– Ничего не слышу, а слух у меня вроде бы чуткий.

– Да, верно, уже не слышно. Тот человек ушел.

– Что за человек? Кто ушел?

– Ты ничего не слышал? Звук шаркающих сандалий? Так ясно: шлеп-шлеп-шлеп. Шаги по сухой глине… Я слышала их очень четко. Почему ты не слышал такой ясный звук? – От удивления она широко раскрыла глаза.

Почему-то мне стало страшно. Кто мог быть там, в зарослях?

Опять поднялся ветер, закачались камыши. Я вскочил на ноги, осмотрелся вокруг. Нет, здесь никого нет! Откуда тут взяться звуку шагов? Я решил пойти в заросли камыша и проверить.

– Не ходи, – остановила меня Сянсян. – Я днем слышала от местных, что много лет назад в этом озерце утопилась девушка, которую во время культурной революции сослали из города на поселение в деревню. Они рассказали, что с тех пор здесь, на берегу, слышен звук шагов. Она бросилась в воду прямо в одежде, поэтому и слышен звук шаркающих сандалий.

– Почему же я ничего не слышал? – Мое сердце быстро забилось.

– Деревенские говорят, что обычно она бродит бесшумно, но уж если кто-то услышал ее шаги, то непременно скоро умрет.

Сянсян рассказывала все это каким-то нарочито глухим, «замогильным» голосом, как в детстве, когда пугают друг друга страшилками.

Я понял, что она шутит, и рассмеялся:

– Ерунда, не верь ты этим деревенским россказням.

– А я и не верю, это я тебя пугаю! – засмеялась Сянсян. – Только я и вправду слышала чьи-то шаги, – растерянно сказала она после короткой паузы.

– Давай вернемся. – Я разволновался по-настоящему.

Раздвигая камыши, мы пошли вдоль ручья к нашим палаткам. Вдруг Сянсян резко остановилась и подняла голову, вглядываясь в темно-синее небо.

– Опять что-то не так? – спросил я.

– Как красиво! – Вся ее тоненькая фигурка тянулась вверх. Сянсян любовалась ночным небом.

– Что красиво-то?

– Звезды падают. Я только что видела, как упала звезда. Пролетела прямо над моей головой. – Она была в полном восторге.

– Фантазерка. – Я тоже посмотрел на небо: никакие звезды никуда не падали – все были на своих местах.

Наконец мы вернулись в лагерь и разошлись по своим палаткам.

Той ночью мне приснилась городская интеллигентная девушка с двумя косичками, обутая в сандалии.

На следующее утро я только вылез из палатки, как сразу увидел Сянсян. Она улыбнулась мне, и я улыбнулся в ответ.

Потом все собрались идти купаться на море. Я не умел плавать, но тоже пошел, а когда вернулся, Сянсян нигде не было. На море она с нами не пошла. Мы стали ее искать, но так и не нашли до самого вечера. Все разволновались, а девчонки даже расплакались.

Мы одолжили у местных керосиновую лампу и электрический фонарик и продолжили поиски в темноте.

Вспомнив, где мы встретились вчера ночью, я повел ребят к тому озерцу. Возможно, Сянсян опять ушла купаться сюда? Когда мы наконец пришли, луч электрического фонарика осветил гладкую поверхность озера, и в его слабом свете я увидел в воде что-то. Дурное предчувствие охватило меня. Я бросился на берег и почувствовал сильный аромат.

В воде было тело Сянсян.

Несколько ребят прыгнули в воду и вытащили тело.

Сянсян была мертва.

Она спокойно лежала в траве, глаза ее были закрыты, как у спящей красавицы. А ведь только вчера вечером она пугала меня рассказом о погибшей здесь девушке. Мне вспомнились ее слова, и я зарыдал.

Тело Сянсян унесли на носилках, я остался один на берегу. Вечер был тихий. Мне страстно захотелось услышать звук тех шагов. Но вокруг была тишина.

В протоколе о вскрытии Сянсян сообщалось, что она утонула в илистой воде. Но ведь Сянсян плавала лучше всех, и никто не мог понять, как это случилось. По закону останки Сянсян должны были кремировать на месте, и мы все приняли участие в траурной церемонии. Когда подошла моя очередь, я склонился к стеклянному гробу и посмотрел на Сянсян, покоящуюся внутри. И мне снова почудился ее нежный аромат.

Сянсян, Сянсян, Сянсян…

Я тосковал о ней.

Моим самым страстным желанием было, чтобы время обратилось вспять и позволило ей вновь стать живой.

Но такое невозможно.

Ежегодно в дни поминовения усопших – в праздник Цинмин и в день зимнего солнцестояния – я прихожу на ее могилу и приношу свежие цветы.

Сейчас ее лицо прояснилось в моей памяти, к тому же ожил ее аромат. Я опять ощущал благоухание. Теперь уже благодаря Розе.

Сянсян, Сянсян, Сянсян…


Содержание:
 0  Вирус : Цай Цзюнь  1  ЗИМНЕЕ СОЛНЦЕСТОЯНИЕ : Цай Цзюнь
 2  СОЧЕЛЬНИК : Цай Цзюнь  3  РОЖДЕСТВО : Цай Цзюнь
 4  ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЕ ДЕКАБРЯ : Цай Цзюнь  5  НОВЫЙ ГОД : Цай Цзюнь
 6  ПЯТОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь  7  ШЕСТОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь
 8  СЕДЬМОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь  9  ВОСЬМОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь
 10  ДЕСЯТОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь  11  ПЯТНАДЦАТОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь
 12  ШЕСТНАДЦАТОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь  13  СЕМНАДЦАТОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь
 14  ВОСЕМНАДЦАТОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь  15  ДВАДЦАТОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь
 16  ДВАДЦАТЬ ВТОРОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь  17  КАНУН ПРАЗДНИКА ВЕСНЫ : Цай Цзюнь
 18  ТРИДЦАТЬ ПЕРВОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь  19  ПЕРВОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 20  ВТОРОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь  21  ШЕСТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 22  СЕДЬМОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь  23  ДЕВЯТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 24  ДЕСЯТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь  25  ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 26  вы читаете: ПЯТНАДЦАТОЕ ФЕВРААЯ : Цай Цзюнь  27  ШЕСТНАДЦАТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 28  СЕМНАДЦАТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь  29  ВОСЕМНАДЦАТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 30  ДЕВЯТНАДЦАТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь  31  ДВАДЦАТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 32  ДВАДЦАТЬ ПЕРВОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь  33  ДВАДЦАТЬ ВТОРОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 34  ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь  35  ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 36  ДВАДЦАТЬ ПЯТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь  37  ЦИНМИН : Цай Цзюнь
 38  ОТГОЛОСКИ : Цай Цзюнь  39  ПОСЛЕСЛОВИЕ : Цай Цзюнь
 40  Использовалась литература : Вирус    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap