Детективы и Триллеры : Триллер : СЕМНАДЦАТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40

вы читаете книгу

СЕМНАДЦАТОЕ ФЕВРАЛЯ

Опять мне приснилась Сянсян. Будучи не в силах оставаться дома в одиночестве, я вышел погулять. День клонился к вечеру, я бездумно бродил по шанхайским улицам. Незаметно я зашел далеко и увидел перед собой знаменитый памятник Пушкину. Любуясь задумчивой фигурой поэта, я понял, куда попал, пересек два переулка, свернул в узкий тупичок и подошел к трехэтажному коттеджу. Остановился я только перед дверью небольшой квартирки на третьем этаже.

Я хотел только одного: чтобы Роза была дома.

О Небо! Передо мной в памяти опять всплыло лицо Хуан Юнь. Какая же я скотина – так быстро забыл о ней! Как и все мужчины, я люблю все новое и равнодушен к пройденному. Нет, я никогда не смогу забыть ни Сянсян, ни Хуан Юнь!

Я постучал, дверь открылась. Передо мной была Роза. Она удивилась, потом засмеялась. В квартирке все было по-прежнему.

– Проходи, садись. – Она уселась в кресло-качалку. – Ты по делу или в гости?

– Нет, просто проходил мимо и зашел. – Вообще-то, я не был уверен, что «просто проходил мимо».

– Ты врешь! Ха-ха! Ты врешь! Вон, даже покраснел. – Легкий смешок Розы обидно зазвенел у меня в ушах, а в ноздри ударил все тот же знакомый аромат.

Я закрыл лицо ладонями – щеки просто горят, значит, они стали совсем красными. Как бы перевести разговор на другую тему? Только на какую? Как всегда в ее присутствии, я не знал, что сказать. Наконец я кивнул на включенный компьютер и спросил:

– Играешь в какую-нибудь игру?

– Нет, я готовлю программное обеспечение. Я же теперь работаю в фирме информационных технологий.

– Поздравляю тебя.

– Да это ерунда: редактирую простенькую антивирусную программу и защиту от взломщиков.

Я не знал, что еще сказать. Молчал, будто язык проглотил. С большим трудом я выдавил еще одну неуклюжую фразу:

– Спасибо, что в прошлый раз проводила меня домой.

– Мне не хотелось, чтобы ты остался ночевать за столиком в чайной. Как ловко тебе удалось заснуть!

– Я не спал. Я заснул, только когда вернулся домой.

– Угу, значит, не спал. А тащить мне тебя было ох как трудно! Вот уж не думала, что ты такой тяжелый. Ты же худющий.

– Да уж… Поверь, мне очень стыдно. Как я смог так отключиться? Почему? Не понимаю! Не подумай только, что я какой-нибудь больной, я абсолютно здоров, и прежде со мной ничего подобного не случалось. Ничего не понимаю. Помню только, что я гляжу на тебя, а ты качаешься туда-сюда, как маятник, и время будто остановилось. Потом я начал моргать в такт твоему качанию. А дальше – все как в тумане.

– Ну уж не знаю, что с тобой такое было, – замахала на меня руками Роза.

– Давай попробуем еще раз?

– Как это?

– Ты будешь качаться, а я – смотреть на тебя.

– Не знаю… Ну, давай.

Она начала размеренно покачиваться в кресле, так же как тогда раскачивалась в парке Сяньцзунлинь. Вперед – назад, вперед – назад, и ее лицо опять то приближалось ко мне, то удалялось; его черты становились то ясными и четкими, то смутными и расплывчатыми, а затем вновь проступали совершенно отчетливо. Точно так же ее врожденный аромат то слабел, то усиливался. Мои глаза снова покорились этому ритму: я видел Розу то четко, то смутно, и вновь все обретало ясность, а где-то посередине – между сонной мутью и явью – были ее глаза.

Однако я все еще был в здравом уме и твердой памяти.

Настал момент произнести это слово, оно давно хотело вырваться из меня. И вот наконец ровным, бесцветным голосом я тихо позвал Розу:

– Сянсян…

Глаза у Розы расширились, как будто я должен был разглядеть в них что-то важное. Она по-прежнему молчала.

Вдруг до меня донеслось:

– Слушай…

В полусне или полуяви я переспросил:

– А чего слушать-то?

– Тсс… Вот опять. Слышишь?

– Ничего не слышу, а слух у меня вроде бы чуткий.

Никаких других звуков в комнате не было. Мое зрение затуманилось, но слух все воспринимал отчетливо.

– Да, верно, уже не слышно. Тот человек ушел.

– Что за человек? Кто ушел?

– Ты ничего не слышал? Звук шаркающих сандалий? Так ясно: шлеп-шлеп-шлеп. Шаги по сухой глине… Я слышала их очень четко. Почему ты не слышал такой ясный звук? – От удивления Роза широко раскрыла глаза.

О Небо! Такие знакомые слова. В недрах моей памяти они таились много лет. Такое мучительное воспоминание! Нет, я не ошибся, Сянсян уже говорила мне такое – это те же самые слова. В тот вечер, на берегу водоема, в чаще камыша, накануне своей гибели.

Что происходит? Те же самые слова теперь произносит Роза…

Она продолжала говорить:

– Я днем слышала от местных, что много лет назад в этом озерце утопилась девушка, которую во время культурной революции сослали из города на поселение в деревню. Они рассказали, что с тех пор здесь, на берегу, слышен звук шагов. Она бросилась в воду прямо в одежде, поэтому и слышен звук шаркающих сандалий.

Как такое могло случиться? Неужели время потекло вспять? Неужели мы не дома у Розы, а в камышовых зарослях Северной Цзянсу, и мне сегодня только восемнадцать лет?

Роза продолжала говорить, ее слова теперь звучали глухо, голос стал каким-то замогильным:

– Деревенские говорят, что обычно она бродит бесшумно, но уж если кто-то услышал ее шаги, то непременно скоро умрет…

Я все так же не видел ничего, кроме глаз Розы. Но мой слух обострился, и я не пропустил ни слова. Я просто сошел с ума! Я знаю, вот еще одна фраза. Я помню все это наизусть:

– А я и не верю, это я тебя пугаю! Только я и вправду слышала чьи-то шаги…

Вот так.

Роза произнесла последнюю фразу и резко остановила кресло-качалку.

Я сразу вышел из транса и широко открыл глаза. Ошибки быть не могло – передо мной была Сянсян. Ее глаза, ее лицо, ее аромат, ее слова. Значит, Роза – это Сянсян?!

– Роза, как тебя зовут на самом деле? – Я придвинулся ближе и пристально посмотрел ей в глаза.

Она закусила губу и еле слышно сказала:

– Меня зовут Сянсян.

– Пожалуйста, повтори. Мне стало больно.

– Сянсян… Меня зовут Сянсян! Меня била дрожь. Я не знал, радоваться мне или ужасаться, потому что я точно знал: Сянсян умерла. Собственными глазами я видел ее труп. Она умерла! По-взаправдашнему, по-всамделишному, как мы говорили в детстве. Ее же кремировали в том маленьком поселке Северной Цзянсу. Я ничего не понимал и только сказал с болью:

– Это невозможно.

Она придвинулась еще ближе. Теперь аромат ее тела буквально дурманил меня.

– На свете нет ничего невозможного. Я вернулась. Я выплыла из озера. Я вышла на берег. Я вернулась домой. Поступила в университет, окончила его, работала у доктора Мо и встретила там тебя, моего любимого… – Все это Роза (то есть Сянсян!) говорила каким-то странным тоном, словно сама сомневалась в правдивости своих слов. Словно ждала от меня подтверждения. И я поверил! Поверил сразу и бесповоротно.

Ее последние слова сокрушили мою оборону, и в душе я принял решение: да, я верю, что она – Сянсян, она – настоящая живая Сянсян. Кто и зачем стал бы притворяться умершей когда-то девушкой? Это моя Сянсян! И моя Сянсян опять жива, моя Сянсян не умерла. Она не умерла! Сянсян – это Роза, а Роза – это Сянсян.

Теперь я поверил: смерти нет – жизнь может быть вечной.

Я поверил в ее воскрешение.

Я поверил в черную дыру, искривляющую пространство и поворачивающую время вспять.

Сейчас моя Сянсян сидит передо мной. Она рядом, она льнет ко мне, она здесь, со мной, и нет никого другого. Я так долго жил без нее, что сейчас я овладею ею одним властным порывом. Я давно смирился с тем, что она уже никогда не будет моей, но, оказывается, я ошибался. Я могу обнять ее прямо сейчас.

Пусть рухнет этот мир, но я и она – мы существуем. Только мы.

Сянсян, я пришел к тебе. Я нашел тебя.

В этот вечер между нами свершилось то, о чем я давно перестал мечтать.

Мы были счастливы.

Мы лежали рядом, и я любовался ею, такой красивой моей Сянсян. Мой взгляд скользнул по ее груди, опустился ниже, на животе у нее был нежно-розовый шрам, тонкий, как шелковая ниточка в оправе нежной белой кожи.

Я прижался щекой к ее упругой груди и заснул как младенец, упиваясь дивным ароматом Сянсян.

Спал я очень и очень крепко.


Содержание:
 0  Вирус : Цай Цзюнь  1  ЗИМНЕЕ СОЛНЦЕСТОЯНИЕ : Цай Цзюнь
 2  СОЧЕЛЬНИК : Цай Цзюнь  3  РОЖДЕСТВО : Цай Цзюнь
 4  ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЕ ДЕКАБРЯ : Цай Цзюнь  5  НОВЫЙ ГОД : Цай Цзюнь
 6  ПЯТОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь  7  ШЕСТОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь
 8  СЕДЬМОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь  9  ВОСЬМОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь
 10  ДЕСЯТОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь  11  ПЯТНАДЦАТОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь
 12  ШЕСТНАДЦАТОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь  13  СЕМНАДЦАТОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь
 14  ВОСЕМНАДЦАТОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь  15  ДВАДЦАТОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь
 16  ДВАДЦАТЬ ВТОРОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь  17  КАНУН ПРАЗДНИКА ВЕСНЫ : Цай Цзюнь
 18  ТРИДЦАТЬ ПЕРВОЕ ЯНВАРЯ : Цай Цзюнь  19  ПЕРВОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 20  ВТОРОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь  21  ШЕСТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 22  СЕДЬМОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь  23  ДЕВЯТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 24  ДЕСЯТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь  25  ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 26  ПЯТНАДЦАТОЕ ФЕВРААЯ : Цай Цзюнь  27  ШЕСТНАДЦАТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 28  вы читаете: СЕМНАДЦАТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь  29  ВОСЕМНАДЦАТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 30  ДЕВЯТНАДЦАТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь  31  ДВАДЦАТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 32  ДВАДЦАТЬ ПЕРВОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь  33  ДВАДЦАТЬ ВТОРОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 34  ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь  35  ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь
 36  ДВАДЦАТЬ ПЯТОЕ ФЕВРАЛЯ : Цай Цзюнь  37  ЦИНМИН : Цай Цзюнь
 38  ОТГОЛОСКИ : Цай Цзюнь  39  ПОСЛЕСЛОВИЕ : Цай Цзюнь
 40  Использовалась литература : Вирус    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap