Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 2 : Кейт Уайт

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32

вы читаете книгу




Глава 2

Лейк скинула с себя простыню и пошла по коридору к прихожей. Ее сумочка лежала на столике в холле, она открыла ее и стала рыться в ней, пока не нашла блэкберри. Набрала номер лагеря, по которому следовало звонить в срочных случаях. Пять гудков, затем послышалось низкое «алло». Это был скрипучий голос мистера Моррисона, директора.

— Говорит мама Уилла Уоррена, — быстро представилась Лейк. — Он в седьмой комнате… нет, в пятой. Мне никто от вас не звонил?

— Что? — резко спросил Моррисон, явно не понимая, в чем дело.

Лейк объяснила ситуацию, стараясь говорить спокойно.

— Нет, это был не я, — ответил директор. — Но давайте я прямо сейчас пойду в комнату Уилла и перезвоню вам через десять минут.

Меряя шагами коридор, Лейк пыталась убедить себя, что все в порядке — иначе директор лагеря был бы в курсе, — но по мере того как время шло, а он не перезванивал, ее беспокойство росло. Уилла похитили? Имеет ли все это какое-то отношение к Джеку?

Спустя пятнадцать минут ее блэкберри зазвонил.

— Нет никаких причин для беспокойства, — сказал директор. — Уилл крепко спит, а воспитатель говорит, что весь день мальчик чувствовал себя прекрасно. Похоже, кто-то ошибся номером.

«Должно быть, так и есть», — подумала Лейк. Во-первых, Уилла звали просто Уилл, а не Уильям, и кто-то, знакомый с ним, вряд ли допустил бы такую ошибку. И зачем кому-то из ее знакомых звонить в такое время? Ее мысли вернулись к Джеку. Не он ли имеет отношение к этому? Но чего он добьется таким образом? Она снова забралась в кровать, и ей потребовалось около часа, чтобы заснуть.

Утром она проснулась с чувством тревоги по поводу ночного телефонного звонка и разговора с Хочкисом. Было почти облегчением оказаться час спустя в автобусе, в который она села на Восемьдесят шестой улице, направляясь на Парк-авеню, в клинику, где лечили бесплодие.

Сегодня она планировала закончить сбор информации об их методике. На это место ее порекомендовал доктор Стив Салман, ответственный сотрудник, с сестрой которого Соней Лейк дружила еще в колледже. Частные клиники по лечению бесплодия, в отличие от филиалов больниц и университетов, должны были постоянно заботиться о своей репутации. Считалось, что во главу угла там ставят прибыль, а не лечение пациентов. Лейк наняли помочь клинике преодолеть такое предубеждение и выделить ее из ряда конкурентов.

Ей было интересно принять такой вызов. Маркетинговый трюк тут заключался в том, чтобы найти уникальный аспект продукта, или компании, или ее главное преимущество и выжать из него все возможное. Для Лейк поначалу это было подобно изучению картины, на которой непонятно что изображено. Как и большинство клиник по лечению бесплодия, эта обращала особое внимание на экстракорпоральное оплодотворение — процесс, при котором женские яйцеклетки удаляются из матки, а после оплодотворения спермой в чашке Петри или пробирке их вновь возвращают в тело женщины или замораживают на будущее. Клиника особенно успешно работала с женщинами старше сорока лет. Лейк предстояло найти аргументы для привлечения сюда более молодых пациенток. Через полторы недели она хотела поделиться своими идеями с двумя партнерами компании.

Лейк нравилась ее работа в клинике, но она всегда секунду колебалась, прежде чем войти в здание. Пространство приемного отделения ограничивалось приятными зелеными стенами и плюшевым ковровым покрытием, но Лейк здешняя атмосфера казалась излишне меланхоличной. Хотя сидевшие там женщины — одни с мужьями или бойфрендами, другие в одиночестве — вовсе не казались угрюмыми или мрачными, Лейк видела, какими печальными и измученными они были на самом деле.

Она сочувствовала их боли и страданиям. Сама Лейк никогда не страдала бесплодием, но родимое пятно поселило в ней чувство отчаяния и безнадежности с самого раннего детства. Когда ей было одиннадцать, она стала считаться в школе интеллектуалкой, занималась бесчисленными художественными и историческими проектами и притворялась, будто для нее ничто больше не имеет значения. В действительности же ей отчаянно хотелось быть нормальной, привлекательной и никогда больше не видеть выражения удивления и жалости в глазах людей. Доктор избавил ее от мучений с помощью лазера. И теперь ей не нужен был психолог, чтобы понять, почему медики вызывают у нее доверие и восхищение.

Последние две с половиной недели она работала в маленькой комнате заседаний. Сегодня, как обычно, она прошла туда по заполненным людьми коридорам — мимо кабинетов докторов и медсестер, тихих смотровых кабинетов, похожей на космический корабль эмбриологической лаборатории с поднимающимся окном в операционную, где священнодействовали с яйцеклетками и эмбрионами. Когда Лейк приступила к работе, открыв папку, лежавшую на столе в комнате заседаний, одна из медсестер, темноволосая девушка ирландского происхождения по имени Мэгги, прошла мимо открытой двери и приветливо улыбнулась ей. В клинике работало около дюжины человек, но Мэгги относилась к Лейк приветливее многих. Равно как и доктор Гарри Клайн, психолог-консультант.

Сидя в одиночестве в своем «офисе», Лейк прочитала последние статьи из тех, которые собрала, как только ей предложили эту работу. Она поглощала все, что имело отношение к клинике: журнальные статьи, написанные докторами, материалы прессы, рассказывавшие о работе клиники. Часто в такого рода заметках она находила золотые крупицы, с которыми было можно работать, и рычаги, на которые можно было нажать, дабы воплотить в жизнь новый маркетинговый план.

Пока Лейк работала, она старалась не думать о вчерашней встрече с Хочкисом, но ей это плохо удавалось. Удручал ее и странный телефонный звонок. Прежде чем основательно продвинуться в чтении, она еще раз позвонила директору лагеря. Моррисон справился утром об Уилле и сказал, что все в порядке.

Примерно через полчаса к Лейк заглянула Рори, светловолосая ассистентка доктора. Ей было около тридцати, она была высокой и симпатичной, спортивного сложения и принадлежала к тому типу девушек, которые способны вывести школьную баскетбольную команду на национальный уровень. Рори была на пятом месяце беременности, что, как думала Лейк, раздражало некоторых пациенток. Сегодня Рори подвела синие глаза черным карандашом, а волосы стянула в свободный узел.

— Брай здесь не было, верно? — спросила она.

— Нет, я ее не видела, — сказала Лейк. Брай, суровая руководительница отделения, обычно игнорировала ее. Как полагала Лейк, это происходило потому, что до ее появления именно Брай занималась в клинике маркетингом.

— Доктор Левин хотел, чтобы она рассказала вам свою биографию.

— Думаю, у меня уже все есть, — ответила Лейк, глядя на одну из папок.

— А что касается доктора Китона?

— Но он просто консультант, верно? Почему…

— Он решил оставить практику на Западном побережье и присоединиться к нам, — сказала Рори, улыбаясь.

— О… хм… хорошо, — отозвалась Лейк. К ее удивлению, эта новость взволновала ее.

— А в чем дело, Лейк?

— Да нет, я просто не знала об этом.

— Ну, Брай должна была поставить вас в известность.

— Нет проблем, — отозвалась Лейк. Хорошо, что хоть до Рори, похоже, дошло: Брай занимает по отношению к ней пассивно-враждебную позицию.

Рори повернулась, чтобы уйти, и Лейк вдруг подумала перекинуться с ней парой фраз.

— Кстати говоря, вы сегодня очень хорошо выглядите, — сказала Лейк. — У вас какие-то особые планы на вечер?

— На этой неделе мой муж в отъезде, — ответила Рори, печально улыбнувшись. — Но я все равно стараюсь держаться. Думаю, очень важно следить за собой, когда ты беременна. Надеюсь, вас не смутят мои слова, но вы идеальный образец для подражания. Хотела бы я так выглядеть в вашем возрасте.

— О, спасибо, — ответила слегка ошарашенная Лейк.

Она предпочла расценить слова Рори как комплимент и вернулась к работе. Ближе к одиннадцати она поняла: пришло время для запланированной беседы с доктором Шерманом, одним из двух партнеров, руководящих клиникой, о некоторых наиболее прогрессивных методах экстракорпорального оплодотворения. Она проводила такие встречи с врачами, желая глубже вникнуть в их работу. Лейк взяла блокнот и приготовилась выйти в коридор, но тут в дверях появился Китон. Она почувствовала, что ее сердце забилось чаще. На Китоне были великолепно сидящие брюки в стиле милитари, накрахмаленная сиреневая рубашка и сиренево-фиолетовый галстук. Он выглядел отлично — и Лейк не сомневалась, доктор знал об этом.

— Вас по-прежнему держат здесь взаперти? — усмехнулся он. — Это ужасно жестоко в такой прекрасный день, как сегодня.

— Здесь не так уж плохо, — ответила Лейк. — Кстати, примите мои поздравления.

— О да. Спасибо. Я принял это решение только вчера вечером. И на самом деле… — добавил он, входя в комнату и встречаясь с ней взглядом, — на самом деле я сделал это в какой-то мере из-за вас.

Лейк взволновало его неожиданное признание. Она чуть склонила голову и улыбнулась.

— Правда?

— Да. Это замечательная клиника, но маркетинг здесь на тройку с плюсом. Пригласить вас было хорошей идеей.

— Спасибо, — кивнула она, уязвленная тем, что мгновенно почувствовала себя разочарованной. «Как смешно, — подумала она. — Неужели я действительно решила, будто он собирается заявить, что хочет здесь работать, поскольку я ему нравлюсь?» — Такое положение вещей нужно изменить, — бросила она деловым тоном, — но ведь даже клиника, которая заслуживает большего признания, вынуждена играть по общим правилам.

Китон подошел к Лейк еще ближе и присел на краешек стола. Теперь она чувствовала запах его мускусной туалетной воды. Видела маленький чуть рубцеватый шрам над левым глазом — возможно, след, оставшийся от удара хоккейной клюшкой.

— Вы не производите впечатления человека, который склонен играть в игры, — лукаво сказал Китон, и Лейк поняла, что в его словах есть скрытый смысл. Она решительно не знала, как вести себя с этим человеком.

— Ну, в бизнесе этого иногда нельзя избежать. — Она подумала, что стоит сменить тему. — Вы будете… э… скучать по Лос-Анджелесу?

— Немного. Но я учился в Корнелле и с тех самых пор хотел вернуться в Нью-Йорк. — Он засунул руки в задние карманы брюк, и рубашка натянулась на его широкой груди. — Вы знаете, чем отличается этот город? Грубыми официантами, переполненным метро… запахом влажной шерсти зимой.

— Возможно, мне следует рассказать об этом одной моей клиентке, работающей над новым ароматом, — сказала Лейк. — Духи «Влажная шерсть на Манхэттене». — «Боже, какая глупость», — подумала она, но Китон засмеялся, и его глаза не отрывались от ее лица.

— Великолепно, — сказал он. — Конечно, я буду немного скучать по Лос-Анджелесу. В основном по погоде. Кроме того, должен сказать, что место, которое я бросаю, действительно отличается разнообразием маркетинговых идей.

— И что это за идеи?

— Там проводят общественные мероприятия, доставляют роскошную еду из ресторанов, поддерживают прекрасный сайт.

— Я бы хотела побольше узнать об этом.

— Когда? — спросил он, еле заметно улыбаясь. Китон буквально прожигал ее взглядом. «Секс при помощи глаз», — подумала Лейк.

— На ваше усмотрение, — ответила она и стала гадать, предложит ли он ей выпить с ним кофе. Нет, он из тех мужчин, которые сразу переходят к выпивке; таким не свойственно хождение вокруг и около.

И тут появилась Брай с неизменным клипбордом в руке.

— Доктор Шерман ждет вас, Лейк, — сухо сказала она. Сегодня ее рот походил на рану — помада в сочетании с короткими каштановыми волосами казалась слишком яркой.

— Хорошо, я иду.

Лейк помедлила, ожидая, что Брай уйдет, но та не шелохнулась. Тогда Китон поднялся со стола.

— Встретимся позже, — сказал он, улыбаясь, и Лейк прочитала в его глазах: «Продолжение следует».

Она десять минут прождала перед закрытой дверью в кабинет Шермана и заподозрила, что Брай намеренно поторопила ее. Когда наконец дверь отворилась, на пороге появилась молодая пара. Муж казался напряженным, почти пристыженным, и Лейк подумала: «Им, должно быть, сообщили, что именно в нем причина невозможности зачатия».

Шерману было чуть за шестьдесят, он был грубоват и начисто лишен чувства юмора. Желтоватые седые волосы, нос картошкой и бледная, почти прозрачная, кожа. Пока он много и сбивчиво говорил властным тоном, Лейк делала заметки, пытаясь сосредоточиться, но ее мысли витали далеко. Она думала о встрече с Хочкисом. А затем, против своей воли, о Китоне. «К чему все это приведет?» — гадала она. Она действительно пойдет выпить с ним? По самым разным причинам ей следует держаться от него подальше, и далеко не последней из них было предостережение адвоката. Ну, на самом-то деле она не должна запирать себя в четырех стенах, до тех пор пока дети не приедут из лагеря. Разве она не может потанцевать, даже если Китон из породы ловеласов — а она не сомневалась, что это так.

— Наиболее жизнеспособные эмбрионы живут до пятого дня инкубации, — услышала она голос Шермана и сделала попытку сконцентрироваться на его словах. — Это так называемая стадия бластоцисты. Мы можем поместить один или самое большее два жизнеспособных зародыша в матку. Это не только способствует отбору эмбрионов, но и уменьшает шансы многоплодия. Никто из порядочных докторов не хочет повторить прецедент Октомон.[1] Вопросы есть?

— Э-э… я думаю, этого достаточно, — ответила Лейк. — Я хорошо знакома со всеми процедурами благодаря материалам, которые вы мне предоставили.

Шерман был рад завершить встречу, как и Лейк. Совершенно ясно, что они не смогут стать лучшими друзьями, но это не помешает Лейк работать.

По пути в комнату для заседаний Лейк искала глазами Китона, но его нигде не было видно. Дверь в кабинет Гарри Клайна была открыта, и она заглянула туда, желая поздороваться. Ей очень нравилось разговаривать с ним — он, как истинный психиатр, казалось, был заинтригован каждым словом, — но Клайна в кабинете не оказалось.

— Я слышала, он рано ушел, — тихо сказала Эмили, одна из пожилых медсестер, возникшая позади Лейк. — Какое-то срочное личное дело.

Лейк вернулась к статьям, и через час работа была завершена. Когда она шла в архив, чтобы положить просмотренные материалы обратно в папки, то опять глазами искала Китона, но безрезультатно. Вернувшись, она увидела в дверях своей комнаты Стива, который явно хотел видеть ее. Удивительно, как сильно он походил на свою сестру Соню. Они были наполовину бельгийцами, наполовину пакистанцами, и оба отличались исключительной привлекательностью.

— Вот и ты, — сказал он. — Как дела?

— Хорошо, — ответила Лейк. — Мне действительно нравится работать над этим проектом, Стив.

— Я знал, что ты идеально подходишь для него. Кстати, сегодня у нас ужин в честь Марка Китона. Ты присоединишься к нам?

— Спасибо, но я должна пораньше освободиться, — сказала она. Это был поспешный необдуманный ответ, и она сразу пожалела о нем.

— Мы не собираемся сидеть до зари, — не отставал Стив. — Пошли, будет весело. Кроме того, доктор Китон попросил, чтобы я пригласил тебя.

Лейк пожала плечами, стараясь изобразить безразличие.

— Ладно, почему бы и нет? — улыбнулась она. — Я принимаю приглашение.

Они пойдут в «Бальтазар», сказал Стив. В Сохо. В восемь.

Когда десятью минутами позже Лейк шла по Парк-авеню, то едва сдерживала волнение. Она представляла, как будет сидеть рядом с Китоном, и уже почти чувствовала на себе его взгляд. «После всех этих несчастливых лет я заслуживаю такого вечера», — сказала она себе. На какое-то мгновение она вспомнила предупреждение Хочкиса. Но разве адвокат сам не предлагал ей общаться с людьми? К тому же детей в городе нет. И потому она спокойно может провести вечер с друзьями.

Вернувшись домой, Лейк приготовила себе поздний обед, отправила детям факсы и, поскольку ее помощница поехала в свадебное путешествие, перебрала кое-какие бумаги. Ближе к семи она задалась вопросом, что ей надеть. Померила и отвергла черные брюки и белую блузку; пышную юбку и другую блузку; ту же самую блузку с джинсовой юбкой-карандашом.

Наконец, когда кровать была завалена вещами, она выбрала легкое коралловое платье, блестящие золотистые сандалии и золотые серьги-кольца. Платье хорошо сочеталось с ее длинными темными волосами и слегка открывало ложбинку между грудями. Лейк почувствовала себя немного грешницей — словно ей было шестнадцать и она только что украла из лавки помаду. Перед уходом Лейк прихватила легкий плащ, поскольку не знала, какая погода будет вечером.

Всю дорогу по Уэст-Сайдскому шоссе под монотонный шум кондиционера такси она прокручивала в уме сцену с Китоном в комнате для заседаний, вспоминала, как он сидел в нескольких дюймах от нее. Он просто любит флирт или хочет пойти дальше? А хочет ли этого она? Подумав о том, что значит «дальше», Лейк покраснела.

Когда такси свернуло на Хаустон-стрит, Лейк вспомнила другое предупреждение Хочкиса — о том, что за ней могут следить, — и посмотрела через заднее стекло на дорогу. За такси «хвоста» не было. Ее почти насмешила собственная паранойя.

В «Бальтазар» она приехала последней из их группы. Единственное свободное место оказалось рядом со Стивом и напротив доктора Томаса Левина, другого партнера клиники. Китон сидел на противоположном конце стола рядом с женой Стива Хилари. Кроме того, тут были: Шерман, доктор Кэтрин Хосс, эмбриолог клиники, спутник Хосс, Мэтт Перкинс, также специалист по эмбриологии, недавно пришедший работать в клинику, похожая на школьницу жена Перкинса и блондинка, невеста-трофей Левина, накачанная ботоксом. На ее руках блестело множество браслетов. Китон вежливым кивком поприветствовал Лейк, чем и ограничился. В этом похожем на пещеру французском бистро с крутящимися под потолком вентиляторами она даже не могла слышать разговор, который вели за другим концом стола.

Лейк глубоко вздохнула, пытаясь подавить раздражение. Она-то представляла, что будет сидеть рядом с Китоном, разговаривать с ним, а может, даже время от времени чувствовать, как его нога прижимается под столом к ее ноге. Но рассчитывать на это явно не приходится. Неожиданно она потеряла интерес к разговорам с людьми, которых едва знала. Зачем она вообще пришла?

Но скоро ее участь облегчил Левин. В офисе он казался надменным и временами грубым, но сегодняшним вечером предстал перед ней учтивым и обаятельным. Томас Левин был примерно одного возраста с Шерманом, но при этом красивым и энергичным — у него были густые седые волосы, ястребиный нос и внушительные брови, которые придавали его исполненному лоска имиджу немного богемности. Он хотел знать, что привело Лейк в Нью-Йорк, где она получила лучшие уроки маркетинга и что, по ее мнению, дает людям преимущество в бизнесе в наши дни. Он очень внимательно выслушивал ее ответы. В конце концов к ним присоединились Стив и неотесанный с виду спутник доктора Хосс. Лейк позволила себе расслабиться и откинулась на спинку красного диванчика. Они обменивались всяческими историями, и Лейк наслаждалась прекрасным бордо и ветерком от вентилятора. Трое мужчин ловили каждое ее слово. Такого с ней не происходило очень давно.

Когда принесли закуски, она тайком посмотрела в сторону Китона, думая поймать его взгляд, но ничего не получилось. Через несколько минут она повторила попытку — опять неудачно. Ей было противно, что она чувствует разочарование. Неужели раньше он просто играл с ней? Она ела и смотрела, как Хилари одаривает его своим вниманием — дергает головой вверх-вниз, словно синица на кормушке.

После основного блюда некоторые попросили кофе. Лейк позволила себе снова взглянуть в сторону Китона. На этот раз она испытала шок, увидев, что он смотрит прямо на нее, откинувшись на сиденье. Ее охватило желание.

«И что теперь?» — недоумевала Лейк. Она сделала вид, будто ищет что-то в сумочке, но при этом лихорадочно искала ответ на этот вопрос. Наконец она повернулась к Левину.

— Прошу прощения, — сказала она. — Мне надо пройти в дамскую комнату. — Она знала, это безумие, но отчаянно желала, чтобы Китон последовал за ней.

К ее величайшему раздражению, Кэтрин Хосс тоже поднялась с места. «Великолепно», — подумала Лейк. Но Хосс направилась не в туалет, а вышла из ресторана. В окно Лейк увидела, что она достала из сумочки сотовый. Лейк поразило, насколько привлекательна Хосс без белого халата, с черными ниспадающими на плечи, а не затянутыми в обычный тугой узел волосами.

Пройдя мимо бара, Лейк спустилась по лестнице в скудно освещенный холл. Она вошла в туалет и наложила свежую основу на слабый след родимого пятна. В зеркале она увидела, что у нее горят щеки, словно она провела ночь у костра. Взгляд Китона почти одурманил ее.

Когда она открывала дверь, то мысленно взмолилась: «Пожалуйста, пусть он будет там». Так и оказалось. Китон стоял в холле и смотрел на экран своего мобильника. Когда она вышла, он поднял глаза и улыбнулся, словно их встреча была случайной. «Господи, — подумала она, — у него все ходы просчитаны».

— И как обстояли дела за вашим концом стола? — поинтересовался он. — Вы имели удовольствие сидеть рядом с доктором Томасом Левином, рок-звездой нашего дела.

Его слова прозвучали странно резко.

— Он интересный человек, — сказала Лейк. — Это главная причина, по которой вы оказались в клинике? Благодаря его репутации?

— Хороший вопрос. Но неоднозначный.

— Что вы хотите сказать?

— В моем плане есть одно слабое место, одно препятствие. Возможно, эта клиника не лучший вариант для меня.

— Подождите — вы не будете работать в клинике? — спросила Лейк, совершенно ошарашенная.

— В вашем голосе звучит сожаление, — ответил Китон, словно поддразнивая ее.

— Ну, я сочувствую вам, если вы оказались в трудном положении.

— Знаете, что способно помочь мне? — улыбнулся он. Лейк представляла, что последует за этим.

— Что? — тихо спросила она.

— Я хочу позже выпить с вами. Наедине.

— С удовольствием, — ответила она, и ее удивила собственная храбрость.

— Почему бы вам не прийти ко мне? — спросил он. — Это всего в двух кварталах отсюда, Кросби, семьдесят восемь. Я уйду первым, а вы подойдете позже.

Выпить у него дома… Лейк прекрасно понимала, к чему все идет. У нее сильно забилось сердце при мысли о том, что она будет с ним и каково это — пустить все на самотек. Если она не воспользуется моментом, кто знает, когда она снова рискнет пойти на такое. А после возвращения детей она будет играть роль монахини, как и советовал Хочкис.

— Хорошо, — ответила она. — Звучит привлекательно.

Он снова улыбнулся и молча зашел в туалет.

«Ну, Джек, как тебе такая спонтанность?» — подумала Лейк, начав подниматься по лестнице.


Содержание:
 0  Молчи! Hush : Кейт Уайт  1  Глава 1 : Кейт Уайт
 2  вы читаете: Глава 2 : Кейт Уайт  3  Глава 3 : Кейт Уайт
 4  Глава 4 : Кейт Уайт  5  Глава 5 : Кейт Уайт
 6  Глава 6 : Кейт Уайт  7  Глава 7 : Кейт Уайт
 8  Глава 8 : Кейт Уайт  9  Глава 9 : Кейт Уайт
 10  Глава 10 : Кейт Уайт  11  Глава 11 : Кейт Уайт
 12  Глава 12 : Кейт Уайт  13  Глава 13 : Кейт Уайт
 14  Глава 14 : Кейт Уайт  15  Глава 15 : Кейт Уайт
 16  Глава 16 : Кейт Уайт  17  Глава 17 : Кейт Уайт
 18  Глава 18 : Кейт Уайт  19  Глава 19 : Кейт Уайт
 20  Глава 20 : Кейт Уайт  21  Глава 21 : Кейт Уайт
 22  Глава 22 : Кейт Уайт  23  Глава 23 : Кейт Уайт
 24  Глава 24 : Кейт Уайт  25  Глава 25 : Кейт Уайт
 26  Глава 26 : Кейт Уайт  27  Глава 27 : Кейт Уайт
 28  Глава 28 : Кейт Уайт  29  Глава 29 : Кейт Уайт
 30  Глава 30 : Кейт Уайт  31  Глава 31 : Кейт Уайт
 32  Использовалась литература : Молчи! Hush    



 




sitemap