Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 20 : Кейт Уайт

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32

вы читаете книгу




Глава 20

— Вы знаете ее? — спросила Алексис. Она заметила проблеск беспокойства в глазах Лейк.

— Нет, конечно, нет. Я просто пытаюсь переварить все это.

— И что вы намерены сделать, чтобы помочь мне?

— Что? — рассеянно спросила Лейк не в силах сосредоточиться. Почему у Китона было записано имя Мелани Тернбулл? Он наткнулся на что-то подозрительное в связи с ее беременностью? Может, именно поэтому он решил отказаться от работы в клинике? И может, по этой причине его и убили.

— Вы хотели знать правду, и я рассказала ее вам, — с раздражением напомнила Алексис. — И?..

— Позвольте мне задать вам еще один вопрос, — попросила Лейк, стараясь обрести почву под ногами. — В тот день, когда говорили с Шерманом, вы не обращались к еще одному доктору? К Марку Китону?

— Нет, — ответила Алексис — ее, казалось, удивило отклонение от темы. — Я никогда о нем не слышала. Так вы можете попасть в лабораторию или нет?

— Я очень хочу помочь вам, но что даст проникновение в лабораторию? Не уверена, что там можно что-то обнаружить.

— Вы сможете понять, как настроены ее сотрудники, — сказала Алексис. — Можете подслушать что-то важное.

— Очень сомневаюсь, что они скажут что-то уличающее докторов в моем присутствии, даже если мне удастся провести среди них какое-то время. Но послушайте, у меня есть доступ к картам — я просматривала вашу карту. А теперь, когда я знаю про Тернбуллов, то могу посмотреть в их карте, нет ли там чего-то, связывающего вас.

— Например?

— Врачи должны были указать в карте Мелани, откуда взяты эмбрионы. Имея на руках обе карты, я смогу установить это.

Алексис скептически посмотрела на нее.

— Надеюсь. — Она отвела глаза и задумалась.

— Вы должны быть в курсе того, что в вашей карте сказано, будто у вас было всего два эмбриона. А вы сказали, их было гораздо больше.

Алексис сердито покачала головой:

— Просто ублюдки. Если Брайан когда-либо пойдет на попятный, они скажут, что эмбрионов было меньше, чем я думала, или что некоторые погибли.

Неожиданно в глазах Алексис появились слезы. Лейк впервые увидела, что она очень ранима.

— Я непременно постараюсь помочь вам, — пообещала она. — Сегодня же пойду в клинику и попробую посмотреть карты. И если найду что-нибудь, то дам вам знать.

Когда Алексис провожала Лейк до двери, то так сильно схватила за руку, что ей стало больно.

— Я должна вернуть своего ребенка, — сказала она. — Должен найтись судья, который встанет на мою сторону, если вы докажете, что Шерман вытворил такое.

Когда Лейк несколькими минутами позже покидала здание, то увидела, что консьерж посмотрел на нее с любопытством, — вероятно, выглядела она ужасно. Пройдя полквартала по направлению к Пятой авеню, она остановилась и присела на крыльцо. Правда ли то, что рассказала Алексис? — подумала Лейк. Все это казалось невероятным. А то, что Китон записал имя Мелани, могло быть простым совпадением.

Если доктора в клинике действительно используют чужие эмбрионы, то делают это не для того, чтобы доставить дикую радость пациентам. Они всего лишь хотят повысить рейтинг клиники и улучшить репутацию, ведь получалось, здесь женщины любого возраста способны забеременеть. А это обеспечивало большие доходы.

Китона убили, наверное, поэтому. Он как-то выяснил, что Мелани подсадили чужие эмбрионы, и решил связаться с ней.

А может, подозрения появились у Мелани и она сама решила вступить с ним в контакт?

Лейк достала из сумочки блэкберри, набрала 411 и узнала номер Стива и Мелани Тернбулл, живущих в Бруклине. Она начала было набирать этот номер, но остановилась. Одно дело позвонить Алексис, поскольку та уже добралась до продюсера Арчера и хотела изложить ей свои догадки, но что Лейк могла сказать Мелани? «Ваш ребенок вовсе не ваш, и нам надо поговорить»?

Нет, следовало прежде найти в карте Мелани указания на ее связь с Алексис. Лейк поднялась со ступеньки и посмотрела на часы. Через семь часов она должна представить презентацию. Она боялась возвращаться в клинику — слишком важная информация оказалась в ее распоряжении, — но ей необходимо пойти туда. После презентации у нее уже не будет возможности просмотреть записи в картах, поскольку клинику вечером закрывают. Значит, ей следует прийти туда заранее.

Вернувшись домой, Лейк прорепетировала презентацию еще несколько раз. Она понимала: единственный способ пройти через все сегодня вечером — это всецело сосредоточиться на слайдах, а не на аудитории. «Какая ирония судьбы», — думала она, глядя на слайд с доказательствами успешной работы клиники с женщинами в возрасте.

Лейк снова вспомнилась Мелани Тернбулл. Видимо, прежде чем звонить ей, следует сначала просмотреть карты. Вдруг сегодня у нее что-то получится?

Около двух она сделала себе салат с консервированным тунцом и луком, таким старым, что он пустил толстые зеленые побеги, и съела его без аппетита. Затем схватила блэкберри и все же набрала номер Мелани, решив рискнуть. Ей спокойно ответила женщина, а на втором плане играла классическая музыка и что-то лепетал ребенок. «Какой контраст, — подумала Лейк, — с полной тишиной в квартире Алексис Хант».

— Это Мелани Тернбулл? — спросила она.

— Да. Кто говорит?

— Меня зовут Лейк. Я… подруга доктора Марка Китона. Вы ведь разговаривали с ним, верно?

— Что? — В голосе Мелани появилось легкое раздражение. — Я понятия не имею, о чем вы.

— Доктор Китон работал в Клинике по лечению бесплодия на Парк-авеню. Его убили на прошлой неделе. Я знаю, что есть — ну, скажем так — конфиденциальные вопросы, которые вам с ним надо было обсудить. Речь идет о вашем ребенке.

Мелани какое-то время молчала, и Лейк слышала, как возится малышка.

— Я уже сказала вам, — наконец произнесла Мелани, и из ее голоса исчезла вся мягкость, — у меня нет ни малейшего представления, о чем вы говорите. И не звоните сюда больше. Понятно?

Послышался громкий щелчок. «Черт», — подумала Лейк. Она упустила свой шанс. Надо было сначала поговорить с Арчером и выработать четкую стратегию. Теперь все опять упирается в информацию, которую она может выудить только из карт.

Чувствуя себя опустошенной, она прошла в гостиную и села на диван. Шторы были задернуты, в комнате царил полумрак. Лейк подобрала под себя ноги и закрыла глаза. Последнее, что она запомнила, — это как Смоуки улегся рядом с ней.

Когда Лейк проснулась, ее лицо было мокрым от пота. Она встревоженно посмотрела на часы, волнуясь, не проспала ли она. Пятый час. У нее было странное чувство, будто ее разбудил шум, хотя Смоуки нигде не было видно. Она внимательно прислушалась и услышала, что в кухне звонит блэкберри. Она неловко встала с дивана и поспешила к телефону. «Может, это Арчер», — подумала она. Но на экранчике высветилось «неизвестный абонент».

— Лейк? — произнесла женщина.

— Да, — спокойно ответила Лейк, хотя не узнала голос.

— Это Мелани Тернбулл.

Лейк чуть не задохнулась от удивления.

— Здравствуйте. Я думала о вашем звонке. И действительно считаю, что нам нужно поговорить.

— Спасибо, — ошарашенно отозвалась Лейк. — Как я уже сказала, доктор Китон…

— Лично. Не по телефону. И чем скорее, тем лучше.

— Конечно, — согласилась Лейк. — Скажите, где и когда.

— Сегодня вечером. Я хочу покончить с этим.

Лейк поморщилась. Она разделается с презентацией не раньше семи.

— Существует одно препятствие: сегодня я закончу работу примерно к семи.

— Это не проблема. Я не хочу встречаться с вами, пока не уложу дочку спать. Как насчет девяти?

— Хорошо. Где мы встретимся?

— Мне далековато ехать до Манхэттена, и потому нам лучше пересечься в Дамбо. — Она назвала ресторан на Франт-стрит и сказала, что будет ждать в баре.

— Хм… хорошо. — Лейк записала название бара. Мелани дала описание своей внешности: высокая блондинка с волосами до плеч, — а затем быстро завершила разговор.

Лейк даже всхлипнула от облегчения. Мелани позвонила ей, а это что-нибудь да значило.

Нужно было все обдумать. Если она уйдет из клиники в половине восьмого, то окажется в ресторане вовремя. В этот час трудно поймать такси. Так что лучше всего, поняла Лейк, воспользоваться собственной машиной. Значит, придется ехать на ней и в клинику. Пора двигаться.

К тому времени как припарковалась в Ист-Сайде, Лейк чувствовала себя как выжатый лимон. Движение было ужасным, и поездка заняла больше времени, чем она ожидала. На ней была черная юбка и розовый пиджак, изрядно помятые, но, быстро идя по улице, она знала, что это не самое страшное для нее сегодня вечером.

Около стойки регистратора толпились несколько пациенток, и Лейк, обойдя их, устремилась внутрь. На медсестринском посту никого не было — значит, персонал занимался пациентами. Свернув за угол, она увидела двух человек — они выходили из операционной. Похоже, это были Шерман и Перкинс.

Как только Лейк вошла в конференц-зал, у нее скрутило живот. В последний раз она была тут, когда Левин сообщил об убийстве Китона, а Халл и Маккарти сидели здесь словно хищники, готовые взять след.

Открыв сумку, Лейк достала ноутбук и подключила к монитору с плоским экраном на стене. Потом разложила на столе блокноты и карандаши — на этом всегда настаивал ее предыдущий босс. Когда все было готово, она прошлась по презентации.

— Вы рано.

Лейк повернулась и увидела в дверях Брай. «Прекрасно», — подумала она. Брай, должно быть, прислали для того, чтобы она следила за ней как ястреб.

— Я просто хочу просмотреть слайды на большом экране, — сказала Лейк, словно оправдываясь, и это было ей ужасно неприятно.

— Нет проблем, — сказала Брай неожиданно бодро. На ней было узкое черное платье, губы накрашены естественного цвета помадой и совершенно не выделялись на лице. — Все пока работают с пациентами, и мы сможем начать не раньше половины седьмого.

— Прекрасно. — Лейк попыталась улыбнуться. — Прошу прощения, вы сказали «все». Кого вы имели в виду? Разве будут не только доктор Левин и доктор Шерман?

— Доктор Левин пригласил еще нескольких человек. Он говорит, нужна обратная связь. — Она вела себя все так же жизнерадостно. — Вы знаете, как подсоединить ваш ноутбук?

— Э… да, спасибо.

— Скажите мне, если понадобится какая-нибудь помощь. Я буду в кабинете доктора Хосс. У меня там кое-какие дела.

Когда Брай ушла, закрыв за собой дверь, Лейк приложила кончики пальцев к губам и задумалась. Почему Брай так приветлива? Потому что работа Лейк почти завершена и она скоро окажется за пределами клиники — или же ей подстроили ловушку? Возможно также, сердечность Брай — следствие дьявольской радости, поскольку она знает, что Лейк в беде. В любом случае у Лейк нет времени беспокоиться об этом. Она должна попасть в помещение, где находятся карты, и на это у нее имеется пятнадцать минут. Хорошо, что Брай пока будет в кабинете Хосс.

Лейк вышла из конференц-зала и посмотрела направо и налево. В коридоре никого не было видно. Она быстро направилась к архиву. На этот раз она не стала пользоваться стремянкой, а плотно закрыла за собой дверь.

Подойдя к ящикам, Лейк почти сразу отыскала карту Тернбуллов. Она не была такой толстой, как карта Хант. Поспешно листая страницы, Лейк узнала, что Мелани прошла только через две процедуры экстракорпорального оплодотворения, причем уже вторая закончилось беременностью. Записи врача трудно поддавались расшифровке, но похоже было на то, что только шесть яйцеклеток были оплодотворены в первый раз и только один эмбрион дожил до третьего дня. Насколько знала Лейк, это был первый день, когда эмбрион можно подсадить в матку. Столь малое число эмбрионов неудивительно, поскольку Мелани было за сорок, как полагала Алексис, и это означало, что шанс забеременеть был для нее минимальным. Во время второго искусственного оплодотворения тем не менее было оплодотворено восемь яйцеклеток и получено шесть жизнеспособных эмбрионов. «Какой милый сюрприз», — насмешливо подумала Лейк. Если Алексис права, на этот раз в дело пошли именно ее эмбрионы, поскольку Шерман понял, что Мелани сама не справится.

Чего Лейк не увидела, так это записи, которая указывала бы на некую связь между двумя пациентками. Нужно взять карту Алексис и сравнить их, шаг за шагом. Но прежде она заглянула в начало карты, дабы выяснить возраст Мелани. Судя по дате ее рождения, во время первого оплодотворения ей был сорок один год. Лейк хотела положить карту на открытый ящик и тут увидела несколько букв, написанных карандашом рядом с именем Мелани на листке с общей информацией о ней. «Сг». «Это похоже на отметку в карте Кастнеров, только буквы другие», — подумала она и перевела глаза на имя мужа Мелани. «Сз». Этот код как-то связывает обе пары?

Лейк посмотрела на часы и испытала шок — 18:28. Ей нужно снова просмотреть карту Алексис, но у нее нет на это времени. Неожиданно за закрытой дверью раздались приглушенные голоса. Лейк замерла. Но говорившие скоро ушли, и она положила карту на место. Лейк, приоткрыв дверь, выглянула в коридор — там никого не было — и быстро выскользнула из комнаты. Торопясь в конференц-зал, она чувствовала, что ее пиджак пропитался потом.

Первым на презентацию пришел Стив, сразу после того как Лейк вернулась в комнату. Лейк ощутила облегчение — конечно же, она может рассчитывать на его поддержку.

— Прошу прощения за вчерашний вечер, — тихо сказал он. — Возникли проблемы с одной пациенткой.

— Все кончилось хорошо?

— Да, к счастью. Хилари сказала, ты неважно себя чувствовала.

— О, у меня была сильная головная боль, но сейчас мне лучше.

— Лейк, я…

В зал вошла Хосс, сопровождаемая Перкинсом, и Стив сел, не договорив фразу. Затем появился Шерман вместе с Брай. Наконец вплыл Левин. Он вежливо поздоровался с Лейк, но тут же отвел глаза.

— О'кей, давайте начинать, — сказал Левин, когда все расселись.

Лейк сделала глубокий вздох и подвинула к себе компьютер.

— Последние несколько дней были очень трудными, — сказала она, — но вам необходимо действовать в соответствии с маркетинговыми планами. Вы прекрасно выполняете свою работу, и об этом должны узнать как можно больше женщин.

Лейк понимала, что ее голос звучит напряженно. Она откашлялась.

— Это будет первая из ряда презентаций, которые я сделаю, — продолжала она. — Сегодня хочу поделиться только основными идеями. Я включила в презентацию также некоторые концепции специалиста, которого пригласила постоянно заниматься пиаром клиники, а также предложения потрясающего веб-дизайнера — он сделает новый вариант вашего сайта. Они разработают более детальный план после того, как я расскажу им о ваших отзывах.

Присутствующие смотрели на нее, но их лица были лишены всякого выражения. Лишь доктор Хосс поджала губы, будто считала вступительное слово Лейк совершенно лишним. Лейк, однако, ничуть не смутилась.

Сама презентация заняла у нее около тридцати минут. Слайды на большом экране смотрелись иначе, казались ей незнакомыми, словно она никогда не видела их прежде, но она спокойно зачитывала текст, а затем останавливалась на каждом пункте, как было задумано, и подкрепляла свои выкладки примерами. Обсуждая идеи о взаимосвязи с обществом, она упоминала схожие проекты, над которыми работала в прошлом. Наконец Лейк добралась до той части, где выступала за то, чтобы Левину предоставили большую, нежели сейчас, публичную роль. Она улыбнулась, описывая, как могут отреагировать на него СМИ, и заставила себя улыбнуться. В ответ он лишь сдержанно кивнул.

Наконец презентация завершилась. Руки у Лейк были липкими от пота, она засунула их в карманы пиджака и постаралась вытереть о ткань.

— Ну вот — раунд первый, — заключила она. — Конечно, это далеко не все.

Хотя слушатели следили за ней глазами по ходу презентации, большинство теперь смотрели в пол. Их блокноты, как она заметила, остались совершенно чистыми. Из маленького окошка, которое выходило на аллею между зданием клиники и соседним домом, послышался далекий, приглушенный гудок машины. Лейк чувствовала себя так, словно пребывала в другой реальности.

— Ну… — произнес после паузы Левин. — Вы заставили нас над многим задуматься.

Лейк поразил его комментарий. Неужели это все, что он — или кто-то еще — хочет сказать? Она выровняла дыхание и вежливо улыбнулась:

— Есть какие-нибудь вопросы?

— Пока нет. — Левин жестом показал на стопку бумаг перед ней. — Это печатная копия вашей презентации?

— Да, у меня есть несколько копий.

— Почему бы нам не просмотреть их позже и не переварить то, что вы сделали? А потом мы поделимся с вами своими мыслями.

— Э… хорошо, — неуверенно сказала она. — Я раздам их вам.

Следующие несколько минут показались почти невыносимыми. Сотрудники брали копии презентации и молча уходили, лишь Перкинс тихо пробормотал «спасибо». Стив избегал ее взгляда. Последним удалился Левин. Однако подняв голову, Лейк увидела, что он стоит в дверях. Все внутри у нее сжалось. «О чем он думает?» — в отчаянии гадала она.

— Вам нужна какая-нибудь помощь? — спросил он. Слова прозвучали вежливо, но тон был холодным, металлическим.

— Нет, спасибо, — ответила Лейк.

— Ну тогда ладно. — И Левин вышел из зала.

Лейк отключила компьютер и беспорядочно затолкала вещи в сумку. Ей хотелось убежать из клиники, но она знала, что нужно сохранять спокойствие. Когда она проходила мимо стола регистратора, девушка посмотрела на нее тяжелым взглядом и ничего не сказала.

Лейк не позволяла себе думать о презентации, пока не вышла из клиники и не прошла полквартала по направлению к гаражу. Что-то определенно было не так. С ее точки зрения, презентация прошла вполне прилично — предложенную стратегию нельзя было назвать блестящей, но, как Лейк решила вчера вечером, она была более чем адекватной. И очень странно, что никто, в особенности Левин, не сделал ни единого замечания. Ее практически проигнорировали. Почему? Если Левин был как-то связан с убийством Китона и чувствовал, что ей известны какие-то обстоятельства преступления, то, возможно, он поначалу хотел иметь ее под рукой, чтобы быть в курсе событий. Но если Брай рассказала ему о том, как Лейк проникала в архив, он мог изменить свою точку зрения.

Движение было плотным, но без пробок, и через пятнадцать минут Лейк оказалась на ФДР-драйв и направилась на юг. Слева в наступающих сумерках кипела активностью Ист-Ривер. Катера, лодки с парусами и маленькие яхты, на которых можно поужинать; все они полны туристов. Начало вечера явно не задалось, но сейчас Лейк попыталась сосредоточиться на встрече с Мелани Тернбулл. Мелани, конечно, не хочет, чтобы ей как матери что-то угрожало, тем не менее она согласилась встретиться и поговорить. Может, подумала Лейк, у нее сегодня получится разобраться во всем. А потом она свяжется с Арчером.

Она пересекла Бруклинский мост и проехала несколько кварталов Дамбо. Этот район с выложенными булыжником улицами и складами — и небоскребами Манхэттена на горизонте — всегда казался Лейк странным коллажем стилей Нью-Йорка. С помощью автомобильного навигатора она определила местоположение ресторана, который выбрала Мелани для встречи. Припарковаться было трудно, и Лейк сделала это в трех кварталах севернее, на Уотер-стрит.

Она вышла из машины и заперла ее. Здесь было прохладнее, наверное, из-за близости реки. Шагая по Уотер-стрит на юг, Лейк поплотнее запахнула пиджак. Справа у воды прогуливались люди. Она бросила взгляд на часы. До встречи с Мелани оставалось двадцать пять минут. Она свернула на запад и оказалась ближе к каналу. Здесь был небольшой парк, куда вела узкая тропинка. Она пошла по ней. Через несколько ярдов Лейк вышла на большое открытое пространство. Слева вдоль Ист-Ривер тянулся небольшой галечный пляж и на камни тихо накатывала вода. С этого места канал больше походил на озеро, чем на реку. Справа были ступеньки из булыжника, на которых сидели десятки людей, наслаждавшихся видом в свете уличных фонарей. Лейк посмотрела на сияющий Манхэттен. На какое-то мгновение ей хотелось забрать детей из лагеря и уехать отсюда навсегда.

Она пошла назад и снова свернула на Уотер-стрит, а потом дошла до Франт-стрит. Ресторан походил на таверну — там были деревянные столы и мерцающие светильники над окнами. Она заняла столик — такой, чтобы видеть дверь, — и заказала бокал вина.

Лейк опять прокрутила в голове свою презентацию. «Как странно выглядели блокноты и карандаши, — подумала она. — Никто не сделал ни единой заметки». Она допила вино. «Не слишком умно будет пить еще», — понимала она, но иначе она совершенно зациклится на мыслях о клинике. Лейк помахала официанту и заказала второй бокал бордо.

На этот раз она пила медленно, стараясь успокоиться. Потом подняла глаза и осмотрела ресторан. Когда она вошла, то обратила внимание на столик, где сидели пять оживленных женщин, которые явно что-то праздновали, но к этому времени они расплатились и ушли. Она посмотрела на часы. Было половина десятого…

Лейк настолько погрузилась в свои мысли, что не заметила, как время встречи прошло. Теперь она поняла: Мелани Тернбулл не придет.


Содержание:
 0  Молчи! Hush : Кейт Уайт  1  Глава 1 : Кейт Уайт
 2  Глава 2 : Кейт Уайт  3  Глава 3 : Кейт Уайт
 4  Глава 4 : Кейт Уайт  5  Глава 5 : Кейт Уайт
 6  Глава 6 : Кейт Уайт  7  Глава 7 : Кейт Уайт
 8  Глава 8 : Кейт Уайт  9  Глава 9 : Кейт Уайт
 10  Глава 10 : Кейт Уайт  11  Глава 11 : Кейт Уайт
 12  Глава 12 : Кейт Уайт  13  Глава 13 : Кейт Уайт
 14  Глава 14 : Кейт Уайт  15  Глава 15 : Кейт Уайт
 16  Глава 16 : Кейт Уайт  17  Глава 17 : Кейт Уайт
 18  Глава 18 : Кейт Уайт  19  Глава 19 : Кейт Уайт
 20  вы читаете: Глава 20 : Кейт Уайт  21  Глава 21 : Кейт Уайт
 22  Глава 22 : Кейт Уайт  23  Глава 23 : Кейт Уайт
 24  Глава 24 : Кейт Уайт  25  Глава 25 : Кейт Уайт
 26  Глава 26 : Кейт Уайт  27  Глава 27 : Кейт Уайт
 28  Глава 28 : Кейт Уайт  29  Глава 29 : Кейт Уайт
 30  Глава 30 : Кейт Уайт  31  Глава 31 : Кейт Уайт
 32  Использовалась литература : Молчи! Hush    



 




sitemap