Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 7 : Кевин Уигналл

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43

вы читаете книгу




Глава 7

— Можете оставаться здесь столько, сколько захотите.

Дверь позади Эллы мягко закрылась, и воцарилась неприятная тишина. При всех мягких коврах и приглушенном освещении, при всей этой уютно-заурядной меблировке правда жизни вызывающе и бескомпромиссно лежала перед ней в виде трех гробов.

Девушка вглядывалась в лица родителей. Глаза у них были закрыты, но правая глазница отца казалась деформированной; кроме того, ее покрывал толстый слой грима. Очков на Марке Хатто не было, и Элла задалась вопросом: что это — стандартная практика или еще одно свидетельство того, что ему выстрелили в глаз?

Она вгляделась в лицо матери, высматривая такие же характерные признаки, но ничего не обнаружила. Куда же пришелся выстрел? Она это обязательно выяснит в свое время. Она выяснит все.

Элла вдруг поняла, что рассматривает тела, как муляжи, что не в силах соотнести их с людьми, которых знала.

Обойдя изножье материнского гроба, она приблизилась к Бену, все еще глядя поверх него на родителей. Сумеет ли она выдержать, увидев брата вблизи?

Нет, он не похож на Бена… На секунду мелькнул луч безумной надежды: а вдруг произошла чудовищная ошибка? Увы, чудес не бывает: это именно ее брат, его лицу просто не хватало той живости и того простодушного выражения, которые были так ей знакомы. Лицо, которое Элла воспринимала как нечто естественное, постоянное, словно восход солнца, слегка стерлось из ее памяти: ведь она думала, что оно будет таким всегда.

Она попыталась зафиксировать образ брата, впервые обратив внимание — глядя как бы со стороны, — что Бен симпатичный, и девушки должны считать его привлекательным. Элла буквально впитывала детали — форму рта, нос, брови… И тут заметила маленький белый шрам под подбородком.

Это сделала она, столкнув брата с велосипеда, когда они были еще маленькими, сделала нарочно, и результат оказался настолько ужасным, что Элла поклялась никогда больше не причинять ему боли. И сдержала слово, однако сейчас шрам вернул ощущение той детской вины, воспоминание о маленьком теле брата, лежащего на каменистой дорожке, о его отчаянных попытках не заплакать.

Судорожные рыдания сотрясли ее тело, жестоко сдавили грудь и горло. Как с этим жить? Слишком тяжела ноша, а сама Элла чересчур слаба. Она закрыла лицо ладонями. Потом снова посмотрела на брата.

Ей хотелось обнять его, но Элла боялась. Она гладила длинные, почти до плеч, волосы Бена, мягкие и шелковистые, осторожно, чтобы не дотронуться до лица неестественно здорового цвета. И тут девушка заметила то, на что не обратила внимания с самого начала: маленькую заплатку на лбу, чуть выше переносицы.

Вот куда ему выстрелили, вот точка, где его будущее, их общее будущее брата и сестры — было уничтожено. Элла почувствовала злость, злость сильнее горя, решимость увидеть убийц пойманными и осужденными. Это единственное, что теперь ей остается.

Не оглядываясь, она вышла и в коридоре вначале никого не заметила, однако возле главного входа наткнулась на Саймона, который с видом перепуганного школьника поджидал ее, сидя на стуле.

Увидев племянницу, он вскочил.

Ей всегда казалось, что они с отцом похожи, но сейчас дядя выглядел намного моложе Марка; волосы еще не тронуты сединой, лицо худощавое и свежее. Вид у него был совершенно растерянный. Девушка обратила внимание, что Саймон три или четыре раза доставал телефон — и тут же одергивал себя, и каждый раз — она не сомневалась — только потому, что человек, которому он хотел позвонить, лежал в гробу.

Саймон беспомощно улыбнулся и спросил:

— Ты в порядке?

Элла кивнула.

— Ужасно, ужасно… поскорее бы все закончилось, — сокрушенно покачал головой дядя.

— У полиции хотя бы есть предположения, кто мог это сделать?

— Еще нет. Кстати, они хотят поговорить с тобой.

— Зачем? Что я могу им рассказать?

— Думаю, они спросят, были ли у Марка враги, о которых ты знаешь, не в курсе ли ты каких-нибудь ссор, — произнес дядя, потом быстро оглянулся по сторонам и добавил: — Они могут воспользоваться случаем, чтобы покопаться в бизнесе, или по крайней мере спросят твоего разрешения на проведение дознания. Поэтому если тебя попросят посмотреть какие-нибудь записи, бухгалтерию и все такое, направляй их прямо ко мне.

Элла почувствовала себя неловко, понимая, что без какой бы то ни было подготовки ее тычут лицом в секреты, от которых оберегали всю жизнь.

— Саймон, в любом случае я так бы и сделала. Не хочу быть частью бизнеса. Я слишком молода, мне нужно закончить колледж. Я не готова…

Дядя снова улыбнулся, на сей раз теплее.

— Не беспокойся, тебе не придется этим заниматься. Не в моих силах их воскресить, но обещаю сделать все, что смогу, чтобы вернуть свою любимую племянницу к прежней жизни. — Он положил ей руку на плечо и осторожно повел к выходу. — А пока не обсуждай ничего в присутствии полицейских. Мы поговорим наедине, когда вернемся домой.

— Хорошо.

Один из полисменов, который стоял снаружи, сочувственно улыбнулся, открывая перед ними дверь патрульного автомобиля. Сам он сел впереди на пассажирское место, и они поехали к Саймону.

Время от времени полицейский поворачивался, говорил что-то дружеским и сочувствующим тоном или задавал вопрос, причем совершенно не соответствующий ситуации. Элле стало смешно. Он поняла, что думает о Лукасе, что ей не хватает своего случайного телохранителя, недостает свойственной ему странной, резковатой манеры общения.

Она вспомнила о Крисе, о том, как всего два дня назад в Швейцарии они занимались в лесу любовью — их секс был страстным и отчаянным, будто в последний раз. Ей захотелось позвонить ему, увидеть его…

— Ты не против, если я потом позвоню Крису?

Саймон повернулся к девушке:

— Элла, не нужно спрашивать. Пока ты поживешь у нас… причем столько, сколько захочешь: считай, что ты дома. Привезем твой компьютер, поставим его в твоей комнате. Даже проведем для тебя отдельную телефонную линию.

Она поцеловала дядю в щеку, когда снова заговорил полицейский:

— Э-э… я уверен, что это всего лишь временная мера, но, по-моему, мы забрали все компьютеры из дома Марка Хатто.

— И мой?

— Все, что там были. Только не подумайте, что они конфискованы. Это на случай, если в них есть информация, которая поможет расследованию.

— Расследованию чего? — спросил Саймон раздраженно. Он достал телефон и набрал номер. — Тим, это Саймон. Полиция забрала оргтехнику из дома Марка, в том числе и компьютер Эллы, на котором все ее университетские работы и, думаю, много чисто личной информации. Верни их, хорошо? И напомни, что здесь расследуют убийство трех невинных людей.

У Эллы все закружилось перед глазами. Она не могла понять, почему полицейские так себя ведут: с одной стороны, помогают, а с другой — обращаются с ней, как с подозреваемой в преступлении. Девушка заметила это в глазах всех полицейских, которых встречала: любопытство, желание узнать все, что только можно, и даже чего нельзя.

До прошлой недели она считала себя совершенно обычным человеком, студенткой из нормальной семьи, типичной представительницей среднего класса. А теперь их собственность забирают, со всеми Хатто обращаются так, будто они какие-то мафиозные боссы… Подобные слухи даже просочились в газеты. Что ж, как и предупреждал Лукас, ей придется пройти через многие испытания.

Разве что самой Элле удастся добраться до правды.

Полицейские в доме Саймона вели себя открыто и дружелюбно. Люси угощала их чаем и пирожными, а двоюродные братья Эллы, Джордж и Гарри, носились как угорелые.

Когда Саймон и Элла вошли в дом, мальчишки ураганом пронеслись через холл, что-то громко крича, и взлетели вверх по лестнице. Навстречу вышла Люси:

— Как все прошло?

— Думаю, нормально. Хотя это так опустошает… Они здесь, но их уже нет.

— Понимаю.

— Люс, нам с Эллой надо поговорить о делах. Сегодня чудный день, так что мы посидим в саду.

— Конечно, — кивнула она понимающе, будто приняла закодированное послание. Потом добавила: — Я принесу выпить. Не слишком рано для джин-физза?

— Было бы здорово, — сказала Элла.

Люси очень располагала к себе: воспитанная в городе, она влюбилась в образ изобильной деревенской жизни, вышедшей из моды лет сорок назад.

Наверное, вся эта история явилась для Люси таким же потрясением, как и для всех остальных, заставила понять, как легко можно все потерять. На первый взгляд она достаточно крепко держала себя в руках, но Элла представила, как тяжело ей придется, когда полиция снимет охрану.

Саймон провел племянницу через большую лужайку к столику и стульям, стоящим под дубом. Элла не стала терять времени и сразу приступила к делу.

— Ты должен рассказать, каким бизнесом занимается моя семья. Если мне придется разговаривать с полицейскими, я должна знать правду.

— Разумеется.

— Нет, подожди. Еще кое-что. Во-первых, перед тем как предложить мне отредактированную версию, помни, что я имею право выяснить все сама. И во-вторых: я уже знаю о наркотиках и торговле оружием, поэтому не надо меня щадить.

Вид у Саймона был заинтригованный:

— Как ты узнала?

— Сообщил человек, который охранял меня в Италии. Он знал папу много лет назад.

— Неужели? Расскажи-ка мне об этом малом.

— Сначала ты расскажешь мне о бизнесе. Мы что, преступники?

Саймон рассмеялся:

— Конечно, нет. Послушай, в молодости Марк был связан с наркобизнесом, да и с торговлей оружием, однако здесь он никогда не нарушал законов. Максимум время от времени случалось работать с сомнительными экспортными лицензиями, что чаще всего делалось во взаимодействии с правительством.

— А что же тогда полиция? И почему кому-то понадобилось их убивать?

— Это два разных вопроса. Полагаю, вся суть в какой-нибудь давней незаконченной сделке.

Его слова подтверждали сказанное Лукасом, и от этого дополнительного доказательства Эллу стало подташнивать.

— Полиция поднимает сделки восьмидесятых… Марк попал под расследование, проводимое американскими и английскими властями в связи с незаконным отмыванием денег. И я буду с тобой откровенен: тогда он действительно отмывал деньги, но им не удалось ничего найти. Поэтому твой папа и был успешным бизнесменом. Так или иначе, с середины до конца восьмидесятых дела велись законно, хотя и были довольно сложно организованы. Офшоры, понимаешь ли.

Саймон замолк и посмотрел в сторону лужайки. Приближалась Люси с подносом.

— Извините, что мешаю, — сказала она мягко.

— Никаких секретов, ты все это знаешь, Люс. Просто мысль о холодной выпивке выбила меня из колеи.

Она улыбнулась Элле.

— Я бы ни за что не принесла ему выпить, если бы не ты.

— Спасибо, — поблагодарила Элла, взяв один из запотевших стаканов.

Когда Люси ушла, Саймон продолжил:

— Как я уже сказал, структура бизнеса достаточно сложна, в основном офшоры, из соображений ухода от налогов. Власти до сих пор относятся к этому с подозрением, что вполне естественно.

— То есть ты имеешь в виду, что у меня нет причин беспокоиться и чего-либо стыдиться?

— Совершенно верно. Напротив, ты вправе гордиться тем, чего достиг твой отец. Да, бизнес-империя Хатто не всемогуща, но нас просто так не согнуть!

Элла сделала глоток, слегка поморщилась и спросила:

— Я богата?

— Да. Очень. Точно сказать не могу. Скорее всего ты стоишь больше двухсот миллионов фунтов стерлингов.

— Не может быть!..

Что за чушь?! Люди с такими деньгами не живут так, как жила ее семья…

— Элла, послушай, да один только твой дом уже делает тебя мультимиллионершей.

Дом… Но как она сможет теперь туда вернуться?

— Я хочу продать его, и как можно скорее.

— Не торопись. К концу лета ты будешь думать иначе.

— Нет. Я не желаю туда возвращаться. Пожалуйста, организуй все и выставь дом на продажу.

Саймон с явной неохотой кивнул.

— Ты не против, если я останусь здесь до конца лета?

— Конечно, нет. А на Рождество ты поедешь с нами на Карибы.

Элла улыбнулась, однако вспомнила, что теперь у нее больше никогда не будет Рождества со своей семьей. Вдруг возникла мысль: какое будет Рождество у Лукаса в Швейцарии — одного в доме посреди своей библиотеки?

— Спасибо. Мне потребуется какое-то время, чтобы решить, где жить во время учебы.

— Хорошо. Я имею в виду — хорошо, что ты собираешься вернуться в колледж. После похорон нужно постараться вернуться к нормальной жизни, насколько это возможно. А для тебя это значит — быть двадцатилетней девушкой, обычной студенткой. Остальное подождет. Я позабочусь обо всем, пока ты не сочтешь, что мне пора отойти в сторону.

— Этого никогда не произойдет. Слава Богу, рядом есть ты, Саймон. Не знаю, что бы я без тебя делала.

— Да нет, ты ошибаешься. Ты крепче, чем сама о себе думаешь.

Как бы случайно он оглянулся, и Элле это показалось несколько странным.

— Да, по поводу того малого, что охранял тебя… Ты сообщила полиции, что не знаешь, кто он такой, как его зовут и все остальное.

— По дороге в консульство он сказал нам, что если мы так сделаем, то облегчим ему жизнь. Наверное, это самое малое, чем можно было его отблагодарить.

Саймон откинулся на спинке стула с заинтересованным видом.

— То есть тебе известно, кто он такой? Расскажи-ка.

— Его зовут Стивен Лукас. Папа нанял его, чтобы он за мной приглядывал.

Похоже, Саймон был очень озадачен, если не сказать — поражен.

— Стивен Лукас… Он так представился?

— Нет, он назвался просто Лукасом. Ему примерно столько же лет, сколько и тебе.

— Удивительно… Я думал, он ушел на покой. Вот уж кого я никогда не выбрал бы в качестве телохранителя.

— Ты знаешь Лукаса?

— Господи, конечно, нет. Только слышал о нем. Неприятный тип, скорый на расправу и с репутацией наемного убийцы.

Скор на расправу?.. Элла вспомнила, с какой яростью Лукас тогда набросился на Криса, и представила, что могло случиться, если бы он дал волю своему гневу.

— Лукас говорил, что ему приходилось убивать… И он убил троих, чтобы спасти мне жизнь. Это все, что я хочу знать о нем.

— И правильно, — кивнул Саймон. — Мне нужно связаться с ним — убедиться, что его работа оплачена. Он оставил тебе номер телефона или адрес?

Элла покачала головой. Ей хотелось, чтобы номер, записанный в книге, принадлежал только ей одной.

— Ладно, наверняка он свяжется с нами, если ему понадобятся деньги. Кстати, составление завещания — его идея?

Похоже, Саймон очень подозрительно отнесся к влиянию, которое загадочный Лукас мог оказать на Эллу. Еще до того, как она успела ответить, возбужденные крики мальчишек вырвались из дома и разнеслись по лужайке. Гарри несся во весь дух с теннисной ракеткой в руках, а Джордж — с мячом.

Он подбежали к двоюродной сестре:

— Элла, пошли поиграем!..

Саймон кивнул, давая понять, что разговор не закончен.

Однако Элла уже поднялась.

— Дайте угадать. Французский крикет? — сказала она, потом посмотрела на дядю: — Нет, завещание — моя идея. Я завещала все тебе, потом — мальчикам.

Кажется, это убедило Саймона.

— Ладно, хватит бесед о смерти. Еще наговоримся в ближайшие недели. На всю жизнь хватит.

Элла улыбнулась, слегка удивленная неудачным подбором слов, потом присоединилась к мальчикам.

Поиграть немного с мальчишками — такое облегчение. Ей хотелось бы еще что-то услышать о папином бизнесе, узнать еще немного правды, но ее почти тошнило от деталей. Лучше все забыть и сдать на руки Саймону.

Следующие полчаса единственно важными вещами были споры Джорджа и Гарри по поводу того, кто попал, а кто промазал, и каждый из них обращался к Элле, будто она — вселенский судья. Потом Саймон снова позвал ее в дом.

Подойдя ближе, она увидела, что позади дяди в гостиной стоят двое незнакомых людей.

Голос Саймона прозвучал нарочито бодро:

— Здесь полиция. Они пришли немного поболтать с тобой.

— Ладно, — пожала плечами Элла.

— Это моя племянница, Элла. А это — поправьте, если ошибусь — детективы инспектор Грэм Торберн и сержант Вики Уэлч.

Торберн в галстуке, но без пиджака, волосы зачесаны назад. Лет ему, наверное, около тридцати, а вот Уэлч выглядит ненамного старше Эллы. Короткая стрижка, легкая юбка и короткая свободная блузка.

— Пожалуйста, зовите нас Грэм и Вики.

Они пожали друг другу руки.

— Давайте пройдем в библиотеку, — предложил Саймон. — Как ни странно, это единственное помещение, которое мальчишки не используют в качестве беговой дорожки.

Когда они оказались в библиотеке, Торберн сказал:

— Вы не против, если мы поговорим с Эллой наедине?

Элла подумала, не провокация ли это, не попытка ли вызвать реакцию Саймона, но дядя остался невозмутим:

— Ничуть. Позвоните, если вам что-нибудь понадобится.

Он ушел, и они сели: Элла на одном диване, а детективы на другом, напротив. Между диванами стоял кофейный столик с книгами по искусству, явно давно не читанными.

Вики Уэлч огляделась по сторонами и сказала:

— У вашего дяди прекрасный дом.

— Думаю, вы правы. Похож на типичный английский дом у Агаты Кристи.

Торберн рассмеялся:

— Точно. Элла, поскольку вы не возражаете, мы хотели бы задать несколько вопросов. Если они покажутся вам навязчивыми, то это исключительно потому, что мы хотим зацепиться за любую ниточку, которая может привести к человеку или людям, убившим вашу семью.

— Конечно.

— Хорошо. Тогда первым и самым очевидным будет такой вопрос: кто мог испытывать неприязнь к вашему отцу или вашей семье, есть ли причина, которая могла вынудить кого-нибудь к подобным действиям?

Элла заметила, что Вики Уэлч достала блокнот и приготовилась записывать ее ответы.

— Попробуйте вспомнить, не ссорился ли ваш отец с кем-нибудь — лично или по телефону, не казался ли взволнованным?

— Нет.

Элле было немного стыдно за такой короткий ответ на такой длинный вопрос.

— Я не помню, когда в последний раз видела папу расстроенным, что наводит меня на мысль: а хорошо ли я его знала?..

— Почему вы так говорите?

— Ну… если отец всерьез предполагал, что меня похитят, то у него должны были иметься основания для беспокойства. Конечно, я понимаю, все родители волнуются за детей, но не настолько же, чтобы нанимать телохранителей!

— Понимаю. И вы говорите, этот телохранитель так ни разу не назвал свое имя?

— Совершенно верно. Он сказал, что нам вовсе не нужно его знать. А когда мы увидели, что он сделал, то пропала вся охота расспрашивать.

— И вы останавливались у него дома, хотя не знаете, где именно? — с нескрываемой иронией спросил Торберн.

— Там недалеко находился небольшой городок. Я бы вспомнила название, если бы снова увидела, а сейчас просто не могу.

— Ясно. — Детектив посмотрел на девушку так, будто решил оставить тему Лукаса в покое, но что-то в его поведении говорило о том, что он не поверил ни слову. — Ваши родители были счастливы? Я хочу сказать, их брак…

— Да, вполне.

Торберн улыбнулся:

— А что ваши отец и дядя? Как насчет их отношений?

— Хорошие отношения, что еще сказать.

— И вы никогда не слышали, чтобы они спорили по поводу бизнеса? — Детектив говорил таким тоном, будто Саймон находился под подозрением, Элла даже захотела это выяснить. Удержало ее только то, что подобный вопрос прозвучал бы совершенно в духе телевизионных криминальных сериалов.

— Я вообще никогда не слышала, чтобы они спорили. И бизнес они никогда не обсуждали.

— То есть вы не считаете, что ваш дядя был недоволен, пребывая на вторых ролях?

— Саймон боготворил отца.

Элла хотела сказать больше, чтобы объяснить, насколько неуместны такие вопросы, насколько безосновательны подозрения, но потрясение от подтекста лишило ее дара речи.

Очевидно, детектив уловил негодование Эллы, потому что сделал паузу. И Торберн, и Уэлч выглядели несколько смущенно. Потом инспектор заговорил тоном ниже:

— Сейчас расследование сосредоточено на довольно запутанных финансовых делах вашего отца. Полагаю, вы понимаете, что шансы найти убийц намного повысятся, если у нас будет полный доступ…

Элла перебила его:

— Об этом вам следует поговорить с моим дядей.

Она хотела подчеркнуть, что доверяет Саймону полностью. Во всяком случае, намного больше, чем полицейским.

— Но вы даете нам свое разрешение? — В голосе Торберна, к раздражению Эллы, сквозило недовольство. Ее саму отцовский бизнес не волнует, а вот их, похоже, заботит больше, чем поиск убийц!

— Нет уж, извините. Пусть решает Саймон.

— Но вы ведь хотите, чтобы мы нашли людей, которые убили ваших родителей и брата?!

— Хороший ход.

Элла улыбнулась, как бы давая понять, что им не добиться легкой победы. Ясно, что полицейские надеялись воспользоваться ее неопытностью и отчаянием.

— И раз уж мы коснулись этой темы… Мне не особенно нравится читать заголовки газет, где говорится о бандитских разборках. Мой отец не был гангстером.

Во взгляде Торберна промелькнула некоторая враждебность; во всяком случае, учтивости там не осталось.

— Могу вас уверить, что мы прессе ничего не сообщали.

— Не прямо, конечно.

— Никак вообще. — Торберн пристально смотрел на девушку, как бы прикидывая, стоит ли еще задавать вопросы. — Хорошо. Думаю, на сегодня достаточно. Спасибо, что уделили нам время.

Враждебность в его голосе еще чувствовалась — как, впрочем, и некоторое разочарование. Элле показалось, что полицейские перепозиционируют ее в своих схемах.

— Даже если ваш отец и был гангстером — а я повторю, что мы никогда не имели этого в виду, — так вот, даже тогда наши намерения найти убийц останутся столь же твердыми, — заявил Торберн.

Фраза прозвучала довольно напыщенно.

— И все же не такими твердыми, как мои.

Детектив кивнул — не соглашаясь, а как бы давая понять, что пора заканчивать.

— Сочувствуем вашей потере, — сказал он, вставая. — У вашего дяди есть мой номер. Если что-нибудь вспомните, позвоните.

После того как полицейские ушли, Элла села на диван и попыталась дать оценку тому, что произошло. Получалось так, что в какой-то неуловимый момент полиция из союзника превратилась в противника. А она, защищая репутацию семьи, чувствовала себя преступницей с врожденным чувством недоверия к представителям власти.

Раздался стук в дверь, и вернулась улыбающаяся Вики Уэлч.

— Еще раз привет. Извините за Грэма. Честно говоря, скорее всего именно кто-то из полиции подкинул прессе пару намеков. Так иногда делают, чтобы успокоить публику, но это несправедливо по отношению к вам.

Уэлч подала Элле листок бумаги:

— Вот мои телефоны. Если захотите поговорить со мной или узнать, как идут дела, просто позвоните.

— Спасибо.

— Не стоит. Держитесь.

Женщина-детектив направилась к выходу, но остановилась, не дойдя до двери.

— Элла… — Она заколебалась, как будто не могла правильно подобрать слова. Потом просто сказала: — Будьте осторожны.

— Постараюсь.

Полицейские явно не знали, что делать дальше. Они толкли воду в ступе, к Саймону относились как к подозреваемому, копались в семейном бизнесе Хатто. Через несколько недель стражи порядка наверняка решат, что за убийствами стояла сама Элла.

Возможно, для полиции такой ход событий кажется естественным, но Элла не может допустить мысли, что никто так и не будет пойман. Киллер, который сейчас находится где-то рядом, вошел в дом и убил ее близких, какие-то другие люди преследовали ее в Италии, и кто-то должен был заказать эти смерти и заплатить убийце.

Мысль о том, что люди, сделавшие все это, гуляют на свободе, отравляла душу. На днях Элле придется присутствовать на похоронах того мира, в котором она провела всю жизнь… но глубоко внутри, под переплетением горестей и страданий, она не забудет об этих страшных, неизвестных ей людях, о том, что они продолжают смеяться, есть, пить и дышать.

Отец Эллы не был гангстером, однако сейчас она простила бы ему даже это. В ее собственном сердце оказалось больше жестокости, чем могла представить. И если полиции не удастся добиться правосудия, жестокость потребует выхода.


Содержание:
 0  Собачье наследство For the Dogs : Кевин Уигналл  1  Часть 1 : Кевин Уигналл
 2  Глава 2 : Кевин Уигналл  3  Глава 3 : Кевин Уигналл
 4  Глава 4 : Кевин Уигналл  5  Глава 5 : Кевин Уигналл
 6  Глава 1 : Кевин Уигналл  7  Глава 2 : Кевин Уигналл
 8  Глава 3 : Кевин Уигналл  9  Глава 4 : Кевин Уигналл
 10  Глава 5 : Кевин Уигналл  11  Часть 2 : Кевин Уигналл
 12  вы читаете: Глава 7 : Кевин Уигналл  13  Глава 8 : Кевин Уигналл
 14  Глава 9 : Кевин Уигналл  15  Глава 10 : Кевин Уигналл
 16  Глава 6 : Кевин Уигналл  17  Глава 7 : Кевин Уигналл
 18  Глава 8 : Кевин Уигналл  19  Глава 9 : Кевин Уигналл
 20  Глава 10 : Кевин Уигналл  21  Часть 3 : Кевин Уигналл
 22  Глава 12 : Кевин Уигналл  23  Глава 13 : Кевин Уигналл
 24  Глава 14 : Кевин Уигналл  25  Глава 15 : Кевин Уигналл
 26  Глава 16 : Кевин Уигналл  27  Глава 17 : Кевин Уигналл
 28  Глава 18 : Кевин Уигналл  29  Глава 19 : Кевин Уигналл
 30  Глава 20 : Кевин Уигналл  31  Глава 21 : Кевин Уигналл
 32  Глава 11 : Кевин Уигналл  33  Глава 12 : Кевин Уигналл
 34  Глава 13 : Кевин Уигналл  35  Глава 14 : Кевин Уигналл
 36  Глава 15 : Кевин Уигналл  37  Глава 16 : Кевин Уигналл
 38  Глава 17 : Кевин Уигналл  39  Глава 18 : Кевин Уигналл
 40  Глава 19 : Кевин Уигналл  41  Глава 20 : Кевин Уигналл
 42  Глава 21 : Кевин Уигналл  43  Использовалась литература : Собачье наследство For the Dogs



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.