Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 3 : Кевин Уигналл

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43

вы читаете книгу




Глава 3

У Лукаса возникло нехорошее предчувствие, будто что-то идет не так. Он дважды позвонил, допуская, что первый звонок мог только разбудить семью Хатто и Марк просто не успел дойти до телефона. Оба раза включался автоответчик. Лукас решил попробовать дозвониться утром, но все происходящее ему очень не нравилось.

Телохранитель направился в сторону отеля, не особенно уверенный в том, готов ли он к новой порции общения с клиентами. За пять дней слежки эти ребята начали ему нравиться, он даже начал чувствовать уколы зависти — молодость, юная любовь и все такое. Однако ощущать симпатию на расстоянии легко, и совсем другое дело — сидеть вместе с ними взаперти нос к носу.

Крису и Элле, наверное, нужно некоторое время побыть наедине. Он побродит еще с полчасика, выпьет где-нибудь, а потом отправится назад. Возможно, если ему повезет, к его приходу они вообще уснут.

Выйдя на Соборную площадь, Лукас направился в сторону ирландского бара с небольшой террасой на улице, колченогими стульями и столами — на дюжину человек, не больше. Там сидели всего три человека, поэтому он заскочил в бар, где помноголюднее, заказал бокал красного вина и вышел на террасу.

Трое каких-то итальянцев вполне приличного, даже интеллигентного вида смотрели на Лукаса, пока он не сел, а потом вернулись к прерванному разговору. Некоторое время телохранитель прислушивался к их речи, потом она слилась с шумом, доносившимся из самого бара.

Туристы все еще гуляли по площади, но большинство зевак уже угомонилось: они больше не вертели головами с таким видом, будто в прохладной темноте забыли, где находятся. Собор, возвышавшийся над площадью, тоже выглядел умиротворенно. Именно такими Лукасу и нравятся чужие города.

Он пожалел, что не взял с собой книгу. Ему осталось всего страниц пятьдесят, и он мог бы дочитать, наслаждаясь окружающей безмятежностью и бокалом красного вина. Хотя это выглядело бы странно — уйти по срочному делу, но взять с собой что-то почитать.

Лукас сидел уже минут десять, когда в бар зашли несколько мужчин и женщин — шесть человек, англичане и американцы, явно в отличном настроении, не пьяные, но шумные и веселые. Они высыпали на террасу с энергией, которая, казалось, должна была смести трех итальянских интеллектуалов. Те некоторое время со сдержанным презрением изучали англосаксов, а потом снова увлеклись беседой и вином.

Лукас продолжал заниматься своим делом; когда одна из американок спросила, можно ли взять у него свободный стул, он улыбнулся и жестом — не желая признаваться, что знает английский — показал: да, конечно.

Кто-то из группы гуляк скрылся в баре и вышел оттуда с полным подносом напитков. Дурачась, турист направился на опустевшую площадь, разыгрывая из себя сбитого с толку официанта. Приятели звали его назад, однако весельчак продолжал в том же духе: подойдя к Лукасу, он стал кривляться и совать ему поднос чуть ли не в лицо.

Парень явно являлся главной причиной хорошего настроения компании. Этот турист действительно был забавен, но Лукас сегодня пребывал не в том настроении.

Он допил вино и направился к выходу. Одна из девушек сказала:

— Ты напугал его.

Клоун ответил на это капризным детским писком:

— О, не уходите…

Лет десять назад Лукас остался бы невозмутимым, уверенным в себе и в той силе, которой обладает, зная, что в любую секунду может выхватить пистолет и приставить его к виску парня — теперь не так смешно, а? Однако с тех пор он здорово изменился и уже не мог представить, что способен присоединиться к общему веселью. Теперь Лукас все больше ощущал себя эдаким приверженцем дзен-буддизма и успокаивал себя мыслью, что когда-нибудь все эти люди неминуемо будут мертвы.

Дойдя до гостиничного номера, он некоторое время прислушивался, стоя у двери. Крис и Элла разговаривали: голоса звучали глухо, напряженно. Спор наверняка шел о том, стоит ли доверять непрошеному телохранителю.

Лукас стукнул в дверь один раз. Голоса моментально стихли; молчание было еще более напряженным, чем разговор, ему предшествовавший.

— Это папа.

— Иду, — после паузы отозвалась Элла фальшиво-радостным голосом.

Крис стоял у изголовья постели. Лукас сразу же заметил, что в руках у него ничего нет. Он бросил взгляд на прикроватный столик, потом на Эллу и успокоился, увидев пистолет в ее руке. Она смотрится с ним весьма эффектно. Да, оружие ей точно идет.

Закрыв дверь, Элла положила пистолет на столик и спросила:

— Где вы были?

— Пытался дозвониться до твоего отца. Никто не отвечает. Утром попробую еще раз.

Крис посмотрел на часы:

— Может быть, они спят?

Он так и стоял, не сходя с места, будто одеревенел: неловко топчущийся по сцене актер-любитель из самодеятельной постановки.

— Бен сейчас не должен спать. Впрочем, он не всегда снимает трубку, — пожала плечами Элла, как бы отвечая сама себе на незаданный вопрос.

Лукас посмотрел на нее, хотел было что-то сказать, но передумал и включил телевизор. Пощелкал пультом: футбол, телевикторина, какое-то шоу. Остановился на чем-то, напоминающем новости.

Глядя на экран, он ощущал их обоих у себя за спиной. Крис застыл, как будто не был уверен, чья реплика следующая. Казалось, парень панически боится, что его заставят говорить. Элла выглядела более спокойной, от нее исходило некое слегка смущенное понимание.

Боковым зрением Лукас увидел, как девушка присела на край кровати и тоже уставилась в экран телевизора. Там показывали какую-то политику: Берлускони, незнакомые важные лица… европейцы, одним словом.

Когда сюжет закончился, ведущий продолжал говорить минуту-другую, и все услышали, как он упомянул Монтекатини. Это вернуло Криса к жизни — он присел рядом с Эллой. Пошли кадры с места происшествия: растерянная толпа, полиция, неподвижное тело на тротуаре, укрытое простыней.

Последним предметом, мелькнувшим на экране, был пистолет, оброненный одним из нападавших. Он лежал на мостовой: серьезная штука, «МАК-10». Именно из-за него Лукас вычислил преступников так быстро: будь они вооружены чем-то менее заметным, им скорее всего удалось бы сделать пару выстрелов до того момента, как он успел бы среагировать.

Но было кое-что еще, о чем сказал Лукасу «МАК-10» и чем он ни за что не поделится с Эллой. Это не попытка похищения. Это попытка убийства. Лукас не знал, в какую грязную историю вляпался Хатто, однако Марк должен был кому-то очень крепко насолить, чтобы рассматривать случившееся как адекватную расплату.

Интервью с полицейским: страж порядка вещал с похоронным выражением лица, которое совершенно не вязалось с бурным потоком итальянской речи. Лукас сосредоточенно вглядывался в экран, просто смотрел, и ему не приходило в голову задуматься, о чем же полицейский может говорить.

Неожиданно Элла спросила:

— Что такое? Что он сказал?..

Лукас обернулся к ней и пожал плечами:

— Я говорю только по-английски.

Девушка улыбнулась:

— Вы и на нем не очень-то много говорите.

Лукас кивнул, улыбнувшись в ответ. Ему хотелось что-то сказать, но ничего не шло в голову. Он никогда не был мастером светской болтовни, которой люди обычно заполняют паузы.

— А полиция будет нас искать?

Это Крис. Да, он в шоке, поэтому так долго молчал.

— Меня. Впрочем, может быть, и вас.

Крис выглядел растерянным.

— А почему бы нам просто не пойти в полицию?

Лукас покачал головой:

— Не раньше, чем я пойму, что происходит.

— Так что же мы будем делать?

— Вам нужно поспать. Завтра тяжелый день.

По выражению лиц он понимал, о чем они думают: едва ли будет тяжелее, чем в эти последние несколько часов.

Хотя… пока ведь ничего не понятно. Лукас почувствовал себя неуютно, думая о том, что может ожидать их впереди. Он не знал, как вести себя с людьми, потерявшими почву под ногами, как ободрить их. Наверное, он просто забыл, как вообще вести себя с людьми.

Телохранитель выключил телевизор и сел в небольшое кресло в углу комнаты, которое явно указывало на то, что владельцы гостиницы пытаются подражать стилю более дорогих отелей.

Элла взглянула на Лукаса и сказала:

— У нас нет вещей.

— Я знаю.

Забавно, как люди беспокоятся о мелочах вроде отсутствия зубной щетки и смены белья, что кажется им гораздо важнее того факта, что двое убийц сделали попытку похитить их или убить.

— Мы пробудем здесь только одну ночь.

— У вас есть хотя бы зубная паста?

— Конечно.

Он достал из своей сумки тюбик и протянул девушке.

— Спасибо.

Она прошла в ванную, а Лукас уселся поудобнее и раскрыл книгу.

Крис все еще сидел на краю кровати, сняв туфли с таким утомленным видом, будто ему далеко за пятьдесят. Лукас переключил внимание на свою книгу, перечитал пару страниц, чтобы освежить в памяти содержание.

Он старался не поднимать глаз от книги, когда Элла вышла из ванной раздетая до белья, со стопкой аккуратно сложенной одежды в руках. Однако Лукас не смог оторвать взгляда от ее стройных ног, изящных линий бедер и талии, дразнящего минимализма черного белья.

Элла положила одежду возле кровати, побарахталась немного под пуховым одеялом, прежде чем добавить в стопку свое белье. Лукас посмотрел на него — бесформенный клубочек легкой ткани, вызывающий мысли о дразнящей наготе, спрятанной под тонким покрывалом.

Очевидно, Крис перехватил его взгляд, потому что поднялся и уставился на Эллу с недовольным выражением лица, будто возмутившись тем фактом, что она ходит в таком виде в присутствии незнакомого человека. Потом вновь сел и начал надевать туфли.

Лукас опустил книгу и очень спокойно спросил:

— Что ты делаешь?

Крис закончил завязывать шнурки и вызывающе посмотрел на него:

— Пойду пройдусь. Подышу свежим воздухом. Хочу прогуляться.

Элла подняла голову и тоже посмотрела на Лукаса, ожидая его реакции. У Криса был напряженный вид; в молодом человеке явно бурлила решимость выбраться отсюда хотя бы ненадолго, а еще на лице читалось нежелание выслушивать какие-либо доводы. Лукас надеялся, что девушка хоть что-нибудь скажет, попросит его остаться, но она продолжала молчать — возможно, чувствовала, что это бесполезно.

Конечно, были и другие способы остановить парня, но Лукас полагал, что их едва ли стоит применять. В конце концов, он сам виноват: не следовало соглашаться на эту работу. Охранник, телохранитель, сиделка — это не его специальности. Однако же вот, пожалуйста, любуйтесь — акула, которая разыгрывает из себя дельфина, прыгает через обруч, но никого не может обмануть.

— Дай-ка мне телефон.

Крис вынул из кармана мобильник и швырнул его на кровать. Милый жест, от которого ему самому тут же стало неловко.

Крис с серьезным видом посмотрел на Лукаса и сказал:

— Я недолго. Просто хочу на улицу, понимаете? Подышать.

Лукас кивнул.

— Только не наделай глупостей. Никому не звони, ни с кем не разговаривай. Когда вернешься, стукнешь один раз и скажешь: «Это Крейг».

— Ладно, — кивнул Крис и повернулся к Элле: — У тебя все нормально?

Она откинула голову на подушку.

— Да, спасибо, все хорошо. Он правильно говорит, Крис, не наделай глупостей.

Молодой человек вышел, не сказав ни слова, и Лукас закрыл за ним дверь.

Когда он снова уселся, Элла обернулась к Лукасу:

— Простите за его выходку.

Лукас поднял на нее глаза. Он собрался было сказать, что все в порядке, но почему-то подумал, что девушка ожидает другого, и поэтому спросил:

— Как ты, держишься?

— Не особенно.

Она села на кровати, подложила под спину подушки, все время внимательно следя за тем, чтобы не раскрыться.

Лукас покосился на нее, потом устроился поудобнее, и тут Элла заметила у него в руках книгу.

— Что вы читаете?

— «Песнь о Нибелунгах».

— Что?

— Немецкий средневековый эпос, сюжет которого использовал Вагнер в «Кольце Нибелунгов». Конечно, опера не так хороша, как книга.

Девушка даже не улыбнулась, отметил Лукас, но в этом нет ничего странного — она обеспокоена и расстроена, а он слишком много времени проводит наедине с собой, отчего его чувство юмора деградировало до такой степени, что и самому бывало не очень-то смешно.

— И вы получаете удовольствие от такой ерунды?

— Это интересная книга.

Элла пожала плечами и спросила:

— Вы учились в колледже?

Лукас покачал головой. Перед тем как задать следующий вопрос, девушка задумалась на пару секунд.

— А вы читали Джейн Остен?

— Вряд ли это мое.

— Вам нужно прочитать «Доводы рассудка». Я только что закончила. Дала бы вам, но книга осталась в моей сумке.

Лукас улыбнулся. Хорошо, что они говорят о книгах. Самая что ни на есть непринужденная беседа.

— А тебе нужно прочесть эту, — сказал он, хотя мысли его были уже далеко.

После паузы Элла спросила:

— Вы и правда думаете, что они хотели меня похитить?

Лукасу потребовалось некоторое время, чтобы оценить интонацию вопроса: оказывается, девочку больше не устраивает столь невинная интерпретация событий. Это навело его на мысль, что она в несколько большей степени осведомлена о сфере деловых интересов отца, чем мистер Хатто мог предположить.

— Трудно сказать. Сейчас появилось много любителей-энтузиастов. Они не всегда действуют так, как ожидаешь.

— И все же?

— Я полагаю, их послали, чтобы убить тебя.

На лице Эллы появилось встревоженное выражение. Внезапно ее затошнило, и она бросилась в ванную, волоча за собой одеяло.

Перед тем как дверь захлопнулась, в памяти Лукаса, как при свете фотовспышки, запечатлелось обнаженное тело, мелькнул треугольник волос на лобке. Потрясенный, он услышал, как ее рвет.

Прошло минут пять, прежде чем Элла вышла из ванной. Она тщательно завернулась в одеяло: были видны только голова и ноги.

Девушка присела на край кровати, а Лукас сказал:

— Извини, не следовало мне тебе говорить. У меня было чувство, что ты догадаешься сама.

Элла покачала головой.

— Я всегда считала, что папин бизнес… — Тут она запнулась. — Я всегда считала, что есть вещи, которые он никогда не рассказывает. Но даже если так, зачем кому-то понадобилось убивать меня?

— Не знаю. Может, чтобы добраться до него.

Лукас подумал, как бы получше успокоить ее насчет бизнеса Хатто: дескать, папа занимается в основном финансами, в целом все законно, и так далее… Впрочем, его собственная уверенность в этом была основана на информации, полученной от одного-единственного источника — самого Хатто.

— Об этом тебе лучше поговорить с отцом.

— Нужно ему позвонить.

— Я пытался. Никто не отвечает.

— Значит, нужно звонить, пока они не проснутся.

— И какой смысл? Попробуем еще раз утром.

— А если им тоже угрожает опасность?

Лукас хотел было сказать о том, что конкретно подсказывает ему интуиция сейчас — после того как Хатто во второй раз не поднял трубку, — однако заставил себя промолчать. Если он прав, тогда неизбежное только откладывается, остается лишь надежда, что к моменту главного удара ему удастся доставить девушку в посольство или консульство.

— Твой отец нанял меня, чтобы наблюдать за тобой. Ты на самом деле думаешь, что ему нужны советы в делах, касающихся обеспечения безопасности? — Лукас улыбнулся, стараясь показать ей, что волноваться не о чем. — Сейчас мне нужно, чтобы ты успокоилась. Я еще не знаю, закончились ли наши испытания, а Крис уже паникует. Ты должна оставаться совершенно спокойной, даже если это будет трудно.

Элла кивнула.

— Думаете, с ним возникнут проблемы?

На ее лице хорошо читалось, до какой степени она влюблена в Криса. В принципе Лукасу было совершенно все равно, как чувствует себя Крис, лишь бы он не раскрыл их местонахождение. А еще он понимал, что тот, кто профессионально занимается охраной, ни в коем случае не позволил бы сопляку выйти из этой двери.

— Флоренция — спокойный город, а ему захотелось подышать. Бог даст, сумеет взять себя в руки.

— Знаете, он обычно не такой… на самом деле Крис — классный парень.

— Я знаю. — Лукас не потрудился напомнить ей, что следил за ними почти неделю и успел составить себе представление о том, кто они такие — не только в своем мире, но и в этом, новом, переписанном заново. — В конце концов, разве важно, что я думаю о вас?

Элла не очень уверенно кивнула.

Не важно, что он думает; он — никто, человек, исключенный из жизни, причем исключенный даже из жизни собственной. Человек, который вернулся в мир только благодаря этой работе — услуге, которую даже не был обязан оказывать. Он и рад бы ее не оказывать, но доведет дело до конца, доставит девушку в безопасное место — пусть даже к самому Хатто, если тот еще жив.

— Попытайся заснуть.

Элла с надеждой посмотрела на дверь, затем быстро скользнула в постель, повернувшись к Лукасу спиной. Он решил, что девушка не заснет, а станет дожидаться Криса.

Потом Лукас открыл «Песнь о Нибелунгах» и на некоторое время отключился от реальности.

Он продолжал сидеть с дочитанной книгой на коленях, когда услышал стук двери в конце коридора, потом — громкие шаги. Элла подняла голову с подушки еще до того, как Крис дошел до двери. Раздался стук и запинающийся голос:

— Это… Это Кри… Это Крейг.

Лукас открыл дверь и впустил парня.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила Элла.

— Нормально. А ты?

— Я беспокоилась о тебе.

— Извини, — дернул плечом Крис, повернулся к Лукасу и сказал: — Я выпил немного пива…

Вообще-то говорить об этом не было никакой нужды, но Лукас ответил:

— Ничего страшного. Иди поспи.

— Сначала надо пописать.

Тяжело ступая, парень направился в ванную, и Лукас с Эллой обменялись улыбками.

По крайней мере, выпив несколько стаканов пива, Крис теперь заснет, а если он поспит, то с ним скорее всего будет легче общаться — что бы ни случилось наутро. Элла — другая, Лукас не сомневался: даже с тем, что произошло раньше, она справится. В ней есть что-то от человека, который не осознает, насколько сильным может быть.

Крис вышел из ванной, сделал попытку снять что-то из одежды, но рухнул на кровать. Элла пригладила его волосы и ответила на слезливые объятия. Молодой человек почти тут же затих, поэтому Лукас выключил свет и откинулся на спинку кресла, всматриваясь в темноту.

Он пытался вернуться к содержанию прочитанной книги, но нужное настроение прошло. Лукас мог думать только о работе. Теоретически самая трудная ее часть уже позади: он сохранил девушку живой и невредимой. Завтра надо будет спрятать ее в безопасном месте.

Если Марк Хатто утром снимет трубку, это не проблема. Но вот если Хатто мертв… тогда парни, которых послали по следу Эллы, являются частью чего-то большого и очень опасного. Целая армия ублюдков, и достаточно хорошо организованная, чтобы оказаться не по зубам Лукасу, особенно после пары лет, проведенных не у дел.

Никто больше не боится ни его самого, ни его репутации. Некоторые из этих молодых щенков даже не знают о существовании какого-то там Лукаса. Девушка, которая сейчас забылась в беспокойном сне, тоже ничего не знает.

Впрочем, наверное, лучшее в сложившейся ситуации — это факт, что никто не рассматривает его как угрозу, что никто вообще не принимает Лукаса во внимание.


Содержание:
 0  Собачье наследство For the Dogs : Кевин Уигналл  1  Часть 1 : Кевин Уигналл
 2  Глава 2 : Кевин Уигналл  3  вы читаете: Глава 3 : Кевин Уигналл
 4  Глава 4 : Кевин Уигналл  5  Глава 5 : Кевин Уигналл
 6  Глава 1 : Кевин Уигналл  7  Глава 2 : Кевин Уигналл
 8  Глава 3 : Кевин Уигналл  9  Глава 4 : Кевин Уигналл
 10  Глава 5 : Кевин Уигналл  11  Часть 2 : Кевин Уигналл
 12  Глава 7 : Кевин Уигналл  13  Глава 8 : Кевин Уигналл
 14  Глава 9 : Кевин Уигналл  15  Глава 10 : Кевин Уигналл
 16  Глава 6 : Кевин Уигналл  17  Глава 7 : Кевин Уигналл
 18  Глава 8 : Кевин Уигналл  19  Глава 9 : Кевин Уигналл
 20  Глава 10 : Кевин Уигналл  21  Часть 3 : Кевин Уигналл
 22  Глава 12 : Кевин Уигналл  23  Глава 13 : Кевин Уигналл
 24  Глава 14 : Кевин Уигналл  25  Глава 15 : Кевин Уигналл
 26  Глава 16 : Кевин Уигналл  27  Глава 17 : Кевин Уигналл
 28  Глава 18 : Кевин Уигналл  29  Глава 19 : Кевин Уигналл
 30  Глава 20 : Кевин Уигналл  31  Глава 21 : Кевин Уигналл
 32  Глава 11 : Кевин Уигналл  33  Глава 12 : Кевин Уигналл
 34  Глава 13 : Кевин Уигналл  35  Глава 14 : Кевин Уигналл
 36  Глава 15 : Кевин Уигналл  37  Глава 16 : Кевин Уигналл
 38  Глава 17 : Кевин Уигналл  39  Глава 18 : Кевин Уигналл
 40  Глава 19 : Кевин Уигналл  41  Глава 20 : Кевин Уигналл
 42  Глава 21 : Кевин Уигналл  43  Использовалась литература : Собачье наследство For the Dogs



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.