Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 14 : Кевин Уигналл

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43

вы читаете книгу




Глава 14

Лукас сидел в лимузине.

Самолет Эллы из Лондона уже прибыл, она скоро выйдет. Он подумывал о том, чтобы увидеться с Бруно до ее приезда, но все же остановил себя. Поведение Эллы с Новаковичем поразило Лукаса, однако не могло послужить причиной для вывода ее из игры.

Лукас попытался представить себя на ее месте. Она вела тихую и спокойную жизнь, и вдруг эту стабильность грубо разрушают. Вполне возможно, она имеет право жаждать отмщения. Но родилась-то эта жажда из любви, любви к родителям и брату, а вот этого он никак не может объяснить.

Только ради двух человеческих существ в мире Лукас смог бы так же отчаянно жаждать мести, причем одно из них не переносило одного его вида, а другое даже не подозревало о его существовании. Да, собственное положение не давало ему права осуждать Эллу за проявление жестокости.

Дверь открылась, и девушка, улыбаясь, забралась на заднее сиденье — со словами приветствия и рассказом о том, как прошел полет.

По дороге в Будапешт они болтали о перелете и о городе. Когда они подъехали к отелю, Элла сказала:

— Я только быстренько приму душ и избавлюсь от сумок. Полчаса. Не очень долго?

— Конечно. Буду ждать здесь.

Холл гостиницы оказался современным и просторным. Лукас сел в дальнем конце, рядом с двумя большими иллюминаторами в стене, за которыми находился аквариум с кораллами и тропическими рыбками. Некоторое время он наблюдал за бизнесменами и богатыми туристами, занимавшими соседние места. Когда на них смотреть надоело, Лукас повернулся к коралловому рифу.

Несколько минут он разглядывал его, пока не понял, что перед ним не один большой аквариум, а два отдельных резервуара, и зеркальное отражение в смежных стенках создает впечатление бесконечности.

Вот крупная серебристая рыба, меланхолично шевеля желтыми плавниками, туповато пялится на собственное отражение. Она — единственная в своем роде в этом аквариуме, но в соседнем, оказывается, плавает точно такая же, и подобная изоляция выглядела совершеннейшей жестокостью.

Ни одна из этих рыб — не важно, насколько развита их чувствительность — не имела ни малейшего понятия о втором аквариуме, не говоря уже о том, что где-то далеко существуют тропические океаны. Это раздражало Лукаса, а когда он оглянулся на окружающих его людей, ни один из которых не обратил на него внимания, раздражение лишь усилилось.

Он прочитал достаточно книг, чтобы знать, почему его беспокоит этот метафорический образ его собственной жизни — жизни как таковой. От этого она не перестала его раздражать меньше — как, впрочем, не перестала быть менее реальной. Лукас почувствовал беспокойство, странное волнение, словно внезапно понял, что ему не хватает времени, что с каждой проходящей минутой его самого становится все меньше и меньше.

Тем не менее — вот он, решивший отказаться от большого мира, который продолжает тянуть к себе. Сидит в холле отеля в Будапеште и ждет встречи с Бруно Бродски. Как будто вычеркнул из жизни последние четыре года, по ходу дела оправдав Мэдлин за то, что она от него отказалась.

Элла успела переодеться. Лукас сразу узнал юбку, напоминающую саронг, — ту, которую они купили во Флоренции и которая была на ней в поездке по Швейцарии. Тогда он почувствовал неожиданное возбуждение. Теперь же создавалось ощущение, что от девушки исходит запах болезни.

— Хороший денек, — сказал Лукас. — Полагаю, до Бруно можно пройтись пешком.

— Отлично, гулять так гулять.

Взгляд Эллы скользнул по аквариумам, и на секунду Лукас решил, что она что-то скажет по этому поводу, но девушка равнодушно отвернулась. Вот в чем дело, подумал он. Люди даже и не думают интересоваться рыбами: для них они — составная часть расслабляющего дизайна помещения.

Ему захотелось тут же вытащить пистолет и кого-нибудь пристрелить.

Прогулка до Бруно оказалась приятной: теплая погода, город, полный света и жизни. Элле Будапешт тоже понравился; она заглатывала его, как настоящий турист, восторженно показывала пальцем на достопримечательности и смеялась. Мимолетное напоминание о девушке, которую Лукас встретил в начале лета, о девушке, которую поглотило всепоглощающее несчастье.

Неожиданно она произнесла:

— Мы с Крисом именно сюда собирались съездить летом.

— Знаю.

— Ну конечно, — рассмеялась Элла. — Если бы вы мне тогда сказали, что именно таким манером я попаду в Будапешт!.. Чем-то напоминает «На маяк» Вирджинии Вулф.

Он кивнул.

— Вирджиния Вулф! Боже, как я рад, что она умерла.

Элла снова рассмеялась.

— Кстати, мы уже пришли.

Когда он нажал кнопку звонка у двери квартиры Бруно, она сказала:

— Вы точно знаете, что он здесь? Может, его нет дома?

Лукас долго ждал, пока на другом конце поднимут трубку интеркома, потом покачал головой.

— Насколько мне известно, Бруно не выезжал из города уже лет двадцать пять — с тех пор как умерла его жена. Он ходит к ней на могилу каждое утро, без исключений.

— То есть он старик?

Лукас не сразу сообразил, из чего она сделала такой вывод.

— Нет-нет. Его жена умерла, когда они были совсем молодыми. Ему сейчас всего около пятидесяти.

Элла кивнула в сторону интеркома:

— Непохоже, чтобы он был дома.

— Верно.

— Как она умерла?

— Не знаю. Никогда не спрашивал.

Лукас посмотрел по сторонам, будто гадая, какое из прибежищ Бруно проверить первым. Подсказкой послужило тепло солнца.

— Терраса кафе в «Геллерте»,[3] вот где он должен быть в такой день.

Когда они тронулись в путь, Элла спросила:

— Кажется, вы достаточно хорошо знаете этого Бруно, верно?..

— Я знаю распорядок его дня.

Впрочем, он уже начал сомневаться. Наверное, прежде чем отправляться сюда, следовало бы сначала кое-что проверить, дабы не выглядеть любителем.

Они поймали такси, а выйдя из машины у «Геллерта», Лукас понял, что сомневался в себе зря. Бруно сидел на террасе слева от главного входа и разговаривал по телефону. Что ж, бизнес есть бизнес.

Бруно немного похудел, хотя так и остался крупным и широкоплечим. Волосы поредели, однако были совершенно черными, словно их постоянно подкрашивали. Вполне здоровый вид, загорелый и спокойный.

При их приближении он все еще продолжал говорить по телефону, потом, подняв глаза и заметив Лукаса, что-то пробормотал в трубку и дал отбой.

Лукас представил себе, о чем он думает, и поразился, насколько хорошо при данных обстоятельствах Бродски держит себя в руках.

Бруно не произнес ни слова, пока Лукас не дошел до стола, а потом сказал просто:

— Ты пришел сделать то, о чем я думаю?

Фраза почти заставила Лукаса почувствовать ностальгию по прошлому, по власти, которую он имел над людскими жизнями.

— Нет. Как поживаешь, Бруно?

Нервозность Бродски проявилась только сейчас: когда он потянулся за стаканом чаю со льдом, его руки дрожали, искаженная улыбка гуляла по дергающемуся лицу.

Когда они сели, подошла официантка, и Лукас попросил ее:

— Чай со льдом для меня, пожалуйста.

— Два, — добавила Элла.

Бруно наконец рассмеялся:

— Лучше бы ты сначала позвонил!

— Не думаю, что это имеет смысл. Согласен?

— В принципе да. Я ничего о тебе не слышал вот уже больше двух лет, и тут сорока на хвосте приносит мне новость по поводу того, что ты вмешиваешься в одну из моих работ в Италии. Три хороших человека.

— Они оказались не так уж хороши.

Бруно пожал плечами:

— Вполне возможно. Два албанца и молодой итальянец — он-то и казался перспективным. Но я ждал телохранителя, а не Лукаса.

— Ты знал, что у нее будет телохранитель?

Бруно на секунду смутился.

— До начала работы — нет, но кто-то ведь уложил албанцев. И вряд ли это сделал обычный прохожий.

— Да, кстати. — Лукас широким жестом указал на Эллу: — Вот работа, в которую я вмешался.

Бруно был явно впечатлен.

— Итак, ты — Элла Хатто. Ты красивее, чем на своих фотографиях… Приятно познакомиться.

Он пожал ей руку. Элла чувствовала себя не в своей тарелке, и до Лукаса дошло, насколько весь разговор неуместен.

— Я сожалею по поводу твоей семьи.

— Это ведь вы заказали убийство!

В ее голосе прозвучали неожиданная сила и негодование.

— Я всего лишь передаточное звено, — спокойно произнес Бродски. — Для тебя это может не иметь разницы, но она существует. И мне действительно жаль.

Пришла официантка с напитками. Последовало несколько вежливых фраз, после чего Бруно поднял стакан и сказал Лукасу:

— За бизнес.

— За выход в отставку.

Бруно усмехнулся:

— В отставку?.. Старые бойцы не уходят в отставку, они просто исчезают.

— Кто убил моих родных?

Бродски посмотрел на Эллу, отметив кивком тот факт, что его прервали, и спросил:

— Вы здесь для этого?

— Ну да, мы здесь именно для этого, — усмехнулся Лукас. — Зашли на минутку за одолжением.

— Не знал, что вам должен, — улыбнулся Бруно. — Все было сделано анонимно. Платеж — безналичный, со счета. Впрочем, вам везет. Я узнал номер: понимаете ли, знакомая комбинация цифр. Мне стало любопытно, захотелось выяснить, кто это, и я проверил свои записи.

— Ну и?..

Вопрос задал Лукас, но Бруно, отвечая, смотрел на Эллу.

— Заказ на убийство твоей семьи поступил из Лондона. «Ларсен-Гроль».

Девушка обернулась к Лукасу:

— Вы слышали о нем?

Бруно опередил его:

— Это не «он». «Ларсен-Гроль» — компания, которая занимается обеспечением корпоративной безопасности. Они и прежде несколько раз пользовалась моими услугами — просили подобрать охранников для работы на Востоке. Тогда со мной контактировал человек по фамилии Купер. На этот раз, естественно, никаких имен.

— То есть для этой компании заказ человека — необычное дело, даже при наличии клиента? — спросил Лукас.

— По-моему, да. Впрочем, возможно, что в иных ситуациях они пользуются услугами других ребят, но тогда почему с этой работой они пришли ко мне? Нет, это явное отклонение, которое, как я считаю, облегчает тебе жизнь.

— Может быть, и так, — ответил Лукас. — Номер банковского счета.

— Позвони мне позже. Кстати, Лукас, пожалуйста, веди себя тихо. Будь это обычный клиент, ты понимаешь, я тебе его не сдал бы.

— Разумеется.

Он мельком взглянул на смешанную толпу туристов и местных жителей, неторопливо идущих в сторону термальных бань. Такие беззаботные, с сумками и полотенцами. Лукас не знал, завидовать им или нет.

— Пока, Бруно.

Лукас пожал Бродски руку и встал. У Эллы был ошарашенный вид — это рукопожатие застало ее в момент, когда она делала глоток.

Девушка резко вскочила, но Бруно остался сидеть. Рук пожимать они не стали.

— Если решишь вернуться из отставки, сначала позвони мне, хорошо?

— Для нас обоих лучше, если этого не произойдет.

Лукас немного помедлил, давая Элле шанс что-то сказать — на тот случай, если она захочет. Однако девушка пошла к стоянке такси. Лукас подумал, осознает ли она, насколько Бруно оказался им полезен.

Уже в такси Элла сказала:

— Не думаю, что мне есть смысл здесь оставаться. А вы как считаете?

— Я же говорил, что тебе не нужно приезжать.

— Ладно, ничего страшного. Что теперь?

— Сделаю несколько звонков, выясню насчет «Ларсен-Гроль». Мы подходим все ближе. Бруно здорово нам помог.

Однако Лукас видел, что Элла недовольна. И знал почему: Бруно, счастливый и здоровый, по-прежнему безмятежно сидел на залитой солнцем террасе. Она не понимала, почему его оставили безнаказанным, почему не отплатили за смерть, доставку которой в дом семьи Хатто он так эффективно организовал.

— Что тебя тревожит?

Элла посмотрела в окно на реку.

— Я понимаю: он помог нам, и помню о том, что вы сказали в Лондоне. Но и вы, надеюсь, хорошо понимаете, что именно я чувствую, когда сижу и слушаю, как он шутит с вами по поводу бизнеса. Бизнес!.. Убивать людей — это бизнес?! Как я могу считать, что он невиновен?..

— Если кто-то погибает в авиакатастрофе, ты подаешь иск на авиакомпанию, а не на агента, который продал тебе билет.

— Подам и на агента, если он знал наверняка, что самолет разобьется.

Лукас разозлился на себя за то, что привел такую слабую аналогию. А Элла, кстати, может, и права. Месть и должна быть такой — безжалостной и неотвратимой.

Лукас вспомнил об Изабелл — девочке, о которой слишком мало думал в первые годы ее жизни. И все же, опираясь только на недавние мимолетные воспоминания о ней — идущей по улице, сидящей в кафе с друзьями, — он знал: случись что-нибудь с ней, он тоже возжелал бы страшной расплаты.

Элла желает, чтобы Бруно был мертв, потому что она любила свою семью. А Лукасу нужно сбить ее с этого курса из собственных эгоистичных интересов: ему не хочется оказаться втянутым в это дело дальше, чем он может себе позволить.

— Одного прошу: давай выясним, кто заказал убийство, и сначала разберемся с ними. Отомсти за родных, покарав заказчиков, а после, если все еще будешь считать, что такие люди, как Бруно Бродски, тоже должны умереть, — пусть будет так.

Элла кивнула:

— Ладно. Только дайте мне пистолет, чтобы был у меня в номере сегодня ночью, как тогда.

— Тебе не нужно оружие, — ответил Лукас, забеспокоившись, как бы ей не пришло в голову проделать все самой.

— Откуда вы знаете? Насколько нам известно, заказ на мою голову еще никто не отменял. Бродски в курсе, что я в Будапеште. Чем не шанс выполнить незаконченное дело?

— Сомневаюсь. Но если настаиваешь, я принесу его тебе в номер, когда вернемся. Кстати, не хочешь еще чем-нибудь заняться вечером? Речная прогулка, опера, ужин…

Элла улыбнулась:

— Думаю, что я поужинаю у себя в номере и пораньше лягу спать. Завтра у меня будет еще несколько часов до отлета, смогу побродить по городу.

— Конечно.

Она откровенно лгала, и это огорчало Лукаса и подогревало его подозрения по поводу того, что она лжет ему с тех самых пор, как обратилась за помощью.

Ожесточение вынудило Эллу требовать смерти Новаковича. Но не было ли ее желание после всего выстрелить ему в голову только необходимостью потренироваться, хладнокровной репетицией будущих актов возмездия?..

— Лукас?..

Он повернулся к ней. Ее взгляд был одновременно и дерзким, и невинным, как в тот первый раз, когда они встретились.

— Если бы вам заплатили за то, чтобы убить меня, вы бы сделали это?

— Четыре года назад — без всякого сомнения. Позже я стал более разборчивым, потом вообще вышел из игры. Помощь твоему отцу — особое одолжение. Вот так.

Лукас подумал, что она осмысливает его слова — может быть, даже скажет спасибо, — однако Элла спросила:

— А что случилось четыре года назад?

Он улыбнулся, зная, что эпизод слишком незначителен, чтобы о нем говорить. Дело было в цюрихском универмаге, переполненном накануне Рождества. Неожиданно он почувствовал в руке крошечную ладошку. Это маленькая девочка взялась, как ей показалось, за папину руку. Папа увидел, что произошло, и, улыбнувшись, сказал что-то по-немецки — что именно, Лукас не понял.

Вот и все. Нелепый маленький эпизод. В такие ситуации люди попадают ежедневно, не придавая им никакого значения. Но эффект воздействия на Лукаса был настолько сильным, что, учитывая незначительность повода, его можно было даже стесняться. Впрочем, не так важно, насколько сентиментальна первопричина, важно, что Лукас оказался таким восприимчивым.

— Ничего не случилось. Просто я решил изменить свою жизнь.

И все-таки ему хотелось предупредить Эллу, что все не так просто: его слова могли бы подтвердить и Бруно Бродски, и ее отец. Если куда-то войти, всегда остается путь назад; сложность состоит в том, чтобы, выйдя, суметь остаться снаружи.

Однако Лукас чувствовал: Элла зашла слишком далеко. Поэтому, когда они вернулись в отель, вместо того чтобы вести душеспасительные беседы, он дал ей пистолет, а чуть позже позвонил Бруно, чтобы уточнить необходимую информацию и предупредить, что к нему идет Элла.

Лукас подождал, пока она ушла, еще раз позвонил Бруно, потом заказал поесть. Затем занялся работой — сел на телефон, чтобы по возможности побольше узнать о «Ларсен-Гроль»: еще одно срочное дело, с которым хотелось разобраться до того момента, как его общение с Эллой начнет привлекать внимание.

Она постепенно делает из себя существо, присутствие которого вот-вот заменит прежний мир Лукаса; ему не хочется быть свидетелем того, как это произойдет. Он так долго старался покинуть тот мир, а теперь усилия могут оказаться напрасными — теперь, когда в круге света он может оказаться вместе с Эллой Хатто.


Содержание:
 0  Собачье наследство For the Dogs : Кевин Уигналл  1  Часть 1 : Кевин Уигналл
 2  Глава 2 : Кевин Уигналл  3  Глава 3 : Кевин Уигналл
 4  Глава 4 : Кевин Уигналл  5  Глава 5 : Кевин Уигналл
 6  Глава 1 : Кевин Уигналл  7  Глава 2 : Кевин Уигналл
 8  Глава 3 : Кевин Уигналл  9  Глава 4 : Кевин Уигналл
 10  Глава 5 : Кевин Уигналл  11  Часть 2 : Кевин Уигналл
 12  Глава 7 : Кевин Уигналл  13  Глава 8 : Кевин Уигналл
 14  Глава 9 : Кевин Уигналл  15  Глава 10 : Кевин Уигналл
 16  Глава 6 : Кевин Уигналл  17  Глава 7 : Кевин Уигналл
 18  Глава 8 : Кевин Уигналл  19  Глава 9 : Кевин Уигналл
 20  Глава 10 : Кевин Уигналл  21  Часть 3 : Кевин Уигналл
 22  Глава 12 : Кевин Уигналл  23  Глава 13 : Кевин Уигналл
 24  Глава 14 : Кевин Уигналл  25  Глава 15 : Кевин Уигналл
 26  Глава 16 : Кевин Уигналл  27  Глава 17 : Кевин Уигналл
 28  Глава 18 : Кевин Уигналл  29  Глава 19 : Кевин Уигналл
 30  Глава 20 : Кевин Уигналл  31  Глава 21 : Кевин Уигналл
 32  Глава 11 : Кевин Уигналл  33  Глава 12 : Кевин Уигналл
 34  Глава 13 : Кевин Уигналл  35  вы читаете: Глава 14 : Кевин Уигналл
 36  Глава 15 : Кевин Уигналл  37  Глава 16 : Кевин Уигналл
 38  Глава 17 : Кевин Уигналл  39  Глава 18 : Кевин Уигналл
 40  Глава 19 : Кевин Уигналл  41  Глава 20 : Кевин Уигналл
 42  Глава 21 : Кевин Уигналл  43  Использовалась литература : Собачье наследство For the Dogs



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.