Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 8. : Галина Войцеховская

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11

вы читаете книгу




Глава 8.

О молодом разбойнике, быстроногой девчонке и добрых пасечниках .

Легче всех отделался тот самый молодой разбойник, которого, ругаясь и ворча, приволок из леса Шоннан. Разбойника звали Кертис. Мальчишка оказался услужливым и расторопным. Ему-то и пришлось вместе с Мелисентой день и ночь крутиться, как белке в колесе, ухаживая за товарищами. Вид они имели жалкий - царапины и занозы от шипов акаций гноились и нарывали. Лица, шеи и руки распухли от пчелиных укусов, уши торчали бесформенными лепёшками, лысины бугрились желваками. Один из разбойников пытался спастись, зарывшись в кучу прошлогодних листьев - куча оказалась маловата для такого дела, и теперь он мог лежать только на животе, оттопырив распухший, как подушка, зад. У другого пострадало место более чувствительное, и пленные разбойники от досады и безделья целыми днями изводили его солеными шутками и ехидными смешками. Он краснел, сопел, втягивал голову в плечи. В конце концов не выдержал - кинулся с кулаками на очередного обидчика. Кертис едва разнял дерущихся, заполучив при этом пару крепких оплеух и разбитый нос.

Он сидел на деревянных мостках возле ручья, пытаясь холодной водой утишить льющуюся из носу кровь. Можно было бы, конечно, попросить помощи у Мелисенты, но было стыдно и досадно бежать к ней, как маленькому - с разбитым носом. На тропе послышались чьи-то легкие торопливые шаги, и Кертис поспешил юркнуть в ближайшие кусты - ему почудилось, что это Мелисента. Однако, это была не она - Шошаха, младшая дочь Шошона, со всех ног неслась по тропе вдоль берега ручья. За ней бежал - и почти настиг добычу - один из спасшихся разбойников - Барлай. Выражение его перекошенной физиономии не оставляло сомнений в намерениях самого грязного свойства. Кертис не понял сам, зачем он выскочил на тропу позади Шошахи, почему повернулся к Барлаю лицом, и для чего загородил ему путь. Барлай попробовал оттолкнуть противника с дороги - все его мысли были заняты убегающей женщиной, ни о какой драке он и не помышлял. Но упрямый мальчишка не отставал. Он вцепился в Барлая, словно клещ, и не было никакой возможности стряхнуть его. Барлай рассвирепел - пухленькая, такая аппетитная девчонка ускользала безвозвратно. Её вопли слышались уже с опушки, и с минуты на минуту в лес могли явиться требующие возмездия родственники и односельчане. Деревенские увальни с крепкими кулаками вовсе не прельщали Барлая - не то что удравшая пасечница. Всю злость и досаду на свою неудачу Барлай постарался выместить на непрошеном защитнике девичьей невинности - и шмыгнул в кусты, заслышав приближающиеся голоса да топот тяжелых мужских сапог. На тропе остался лежать истекающий кровью Кертис. Ему-то и достались тумаки и пинки разъяренных жителей Шоша.

Мелисента сидела на скамеечке возле дома Шошона, в окружении целой толпы деревенских детей, и рассказывала сказку о похождениях глупого мельника, когда на площадь ввалилась кричащая толпа. Детвора кинулась врассыпную, как стайка испуганных воробьев. Толпа отхлынула и примолкла, оставив у ног Мелисенты бесформенный ком крови и грязи. Она даже не сразу поняла, что это человек - и живой человек. Во всяком случае - почти живой...Хоннор помог отнести его в амбар.

Чуть ли не все деревенские жители - от мала до велика - высыпали на площадь. Окружили плотным кольцом мрачного Шошона, зареванную Шошаху, Хоннора и Шоннана, перепуганных, жмущихся друг к другу разбойников. Вскорости приволокли и Кертиса, которого Мелисента едва успела отмыть и перевязать. Он стоял перед злобно гудящей толпой, не опуская головы, и старался не слишком шататься. Это не очень хорошо получалось, потому что сил у него уже не было, и потому что старухи молотили его по спине сухонькими твердыми кулачками, вымещая свое негодование. Выражение дерзкой бравады на его лице при каждом тычке сменялось гримасой боли. Шошон прикрикнул на разошедшихся старух, и они с ворчанием отступили. Кое-как установилась тишина, и Шошон начал говорить:

-- Сегодня случилось дело, прежде не виданное в нашей деревне. Один из пленных напал на мою дочь. Благодарение Святыням - Шошаха сумела убежать, но это ничуть не умаляет тяжести вины насильника. Гнев мой безмерен! Однако, я - старейшина рода, и наказание за ужасное намерение должен назначить по справедливости. Я хочу знать все подробности происшедшего. Кто может рассказать мне об этом? - голос Шошона звучал глухо, и тугие желваки ходили по его скулам. Он поднял набрякшие веки, тяжелым взглядом окинул толпу. Мужчины мялись, молчали - в пылу возмущения никто особо не задумывался о деталях. Бежали, кричали, били - вместе со всеми, подхваченные общим порывом, напуганные криком и плачем девчонки. Шоннан выступил вперед:

-- Тут некоторые говорили нам о милосердии и чистоте души. Я сам поддался на глупые разговоры и притащил в деревню этого прощелыгу. Сегодня он едва не изнасиловал сестру моей жены. По справедливости следует наказать всех виновных - и разбойника, которому лучше было бы умереть под кустом позорной смертью, и чрезмерно умную девку - он кивнул на Мелисенту - чтобы не смела накликать беду в чужой дом. Все тут чуть не молятся на неё - как же, лекарка, спасительница... А по-моему, следует разобраться, не колдунья ли она? Откуда взялась в наших краях? До её прихода никакой напасти на наши дома не было - жили спокойно... Следовало бы убить их обоих - пока не случилось худшей какой беды. А остальных разбойников жалеть тоже нечего - отвезти в Ларемур, и пусть им городской палач определит наказание за все их подлые дела.

Толпа загудела, многие согласно кивали головами. Шошон постучал посохом о деревянный помост:

-- Кто еще хочет высказаться? - завертел головой. Но желающих больше не находилось. Добрые жители Шоша все уж решили для себя... В самом-то деле, что там ещё долго думать да рассуждать - повесить разбойника, да и дело с концом. А девку - колдунья там она или не колдунья - лучше бы сжечь, для пущей надежности. Тогда, может быть, отвалит сосущий страх и жуткое неспокойствие, что терзают деревню после набега. И можно будет опять все лето безмятежно слушать жужжание пчелок на пасеках, а зимой топить теплые печи, варить хмельную крепкую медовуху, да складывать в сундуки золотишко после базарных дней. Хоннор косился исподлобья на сбившуюся к помосту толпу. Украдкой придвинулся поближе к Мелисенте, поудобнее перехватил тяжелый посох в пудовом кулаке. Мелисента поднялась:

-- Я хотела спросить Шошаху - ты видела, кто именно гнался за тобой по лесу? Ты ведь сильно испугалась - что, разве разбойник был так уж страшен?

-- Конечно! - у Шошахи при одном воспоминании задрожал голос - Он был огромный, бородатый, и вся голова в отвратительных шишках. И у него жуткие красные ручищи - он тянул их ко мне, а я завизжала от страха, и пустилась наутек. Он бухал сапогами по тропинке за самой моей спиной, и едва меня не догнал - у меня уже не было сил бежать. Я думала, у меня сердце разорвется в груди... - и она снова разрыдалась.

-- А теперь посмотри на него, Шошаха. - Мелисента подошла к Кертису - у него кудрявые волосы, и нет никакой бороды. Лицо у него румяное и чистое - по крайней мере, было еще сегодня утром, пока мужчины не избили его. Руки у него тонкие и белые. Он молод и легок на ногу, и сапог на нем нет - он обут в мягкие ичиги. Разве это тот самый мужчина, что гнался за тобой в лесу, и напугал тебя?

Шошаха испуганно поморгала длинными ресницами:

-- Н-е-ет... это... это Кертис... - в голосе её уверенности не было, потому что узнать Кертиса было поистине невозможно, так он был избит.

-- Да, это он. Разве Кертис гнался за тобой по лесу?

-- Нет. - Шошаха помотала головой. - Кертиса я бы не испугалась. Он всегда шутил со мной, когда я приносила для пленников еду, и вырезал мне куколку из кусочка дерева. Но я уже не играю в куклы, я отдала её маленькой Шушихе. - Шушиха тут же высунула из-за материнской юбки кудрявую головенку и гордо продемонстрировала куклу, завернутую в пестрые лоскутки.

Мелисента обернулась к толпе:

-- Много ли людей прибежало на крики Шошахи? Кто был первым, когда вы вбежали в лес?

Кто-то принялся неуверенно вспоминать:

-- Я был... и ещё моя соседка, и сын её... и Шоччен, и его жена... и Шоннан, и ещё кто-то был... Шоннан бежал первым, а я за ним, а кто уж за мной бежал - всех не упомню.

-- Шоннан, когда ты подбежал к ручью, что делал Кертис? Если это он напугал девушку - почему он не скрылся, не спрятался в лесу?

-- Откуда мне знать, почему он не прятался? Может он думает, что не сделал ничего плохого... Может, он думает, что можно безнаказанно пугать и насиловать наших женщин! - Шоннан набычился, и в голосе его звучало ненависть. Дородная пасечница выступила из толпы:

-- Я жена Шоччена. Я тоже была там... - Шоччен закивал, гордый вниманием, с которым все слушали его жену - Я видела - этот парень лежал на тропе, скрючившись, и держался руками за живот. И на руках у него была кровь - вот что я вам скажу! Когда Шоннан принялся пинать его - он пытался прикрывать голову руками. И я увидела у него на руках кровь. Но потом подбежали другие мужчины, и тоже принялись его бить... И я уже не смотрела туда... мне было страшно...

Мелисента кивнула, приподняла на Кертисе рубаху:

-- Смотри, Шошон - я нарочно не стала перевязывать его. Смотри - на эту ножевую рану я только что наложила десяток швов. По счастью, удар удалось отбить, нож лишь скользнул по ребрам, а не воткнулся прямо в сердце. Но рана глубокая и длинная, полоснули с размаху... Шоччеха говорит, что он лежал на тропе, скрючившись, держась за живот, и руки у него были в крови. Он уже был ранен ножом, когда Шоннан подбежал к нему! Я хотела бы знать, кто же именно ударил Кертиса ножом - ещё до прихода Шоннана и остальных людей? Может, Шошаха? - людская толпа загудела, возмущенная столь нелепым предположением. - Не Шошаха? Нет? - Мелисента обвела сбившуюся на площади толпу вопрошающим взглядом.

-- Нет! - в один голос выдохнула толпа.

-- Значит, не Шошаха... А кто же? Кто из жителей деревни умеет бить ножом прямо в сердце?

Протестующий гул усилился, в нем зазвучали отдельные громкие выкрики:

-- У нас в деревне сроду такого не было... Мы люди мирные... Грех большой и думать-то такое... Только разбойники и могут ножом живого человека ударить!...

-- Значит, только разбойники? Надеюсь, никто не думает, что Кертис ударил ножом себя сам? - люди в толпе отрицательно замотали головами. - Нет! - удовлетворенно подвела итог Мелисента. - Значит, там был кто-то другой! Другой разбойник, который и ударил ножом Кертиса. Какой-то другой разбойник бежал за девушкой! - Мелисента обернулась к Шошахе - Ты не заметила, откуда появился Кертис?

Шошаха кивнула:

-- Я видела, что кто-то выскочил из кустов возле ручья. Но не оглянулась, потому что разбойник был совсем близко - вот-вот схватит... Выбежала на опушку, и только тогда осмелилась оглянуться - топота сапог за спиной уже не было... Я подумала, что разбойник напал на того, кто был в кустах. В ручье женщины часто полощут белье, или детвора купается и ныряет с мостков... Там мог быть кто угодно... Тогда я стала кричать и звать на помощь...

Шошон повернулся к Кертису:

-- Что ты делал в кустах возле ручья?

-- У меня потекла из носу кровь, я умывался в ручье.

-- А потом?

-- Потом увидел Шошаху... Она бежала по тропе, но у неё уже ноги заплетались... Пожалуй, ей было несдобровать... Ну, я и кинулся...

Шоннан затопал ногами:

-- Бежал он за нею, или сидел в кустах - какая разница? Он разбойник - такой же, как они все! По всем по ним плачет виселица! А Мелисента смеет защищать этого негодяя! Почем знать - может, она с ними сговорилась? С чего ей так жалеть негодного мальчишку?

Мелисента завопила от возмущения:

-- Он кинулся защищать сестру твоей жены, его ударили ножом по ребрам, а потом ты его пинал ногами - раненого, лежащего на земле! Вы топтали его целой толпой - все на одного! На нем же нет живого места! А теперь тебе хочется его повесить - поистине, странная награда за спасение несчастной девушки!

В толпе поднялся невообразимый гвалт, все торопились высказать свое мнение - и как можно громче.

Шошон вскочил, застучал посохом по помосту. Заорал, перекрывая шум толпы:

- Кертис, кто гнался за моей дочерью?

Мальчишка не успел ответить - из кучки жавшихся к помосту разбойников выскочил Барлай, и, размахивая ножом, метнулся на стену людей. Взвизгнув, женщины бросились врассыпную, хватая детвору, сбивая с ног мужчин и друг друга, путаясь в длинных юбках, падая и катаясь в пыли. Дети верещала от страха и восторга, мужчины ругались и размахивали кулаками... Барлай, тем временем, добежал до опушки, и благополучно скрылся в лесу. Хоннор, взяв с Шошона твердое обещание не давать Мелисенту в обиду, прихватив с собой собаку и ружье, отправился следом...

Дотемна Мелисента промывала ссадины, раздавала припарки и примочки для синяков и шишек, и даже накладывала гипсовые повязки - в перепуганной толпе оказалось много пострадавших. Вся деревня провоняла валерьяновыми каплями и настойкой пустырника. К ночи выставили караул, крепко заперли замки и засовы, спустили с цепей всех собак - и все равно боялись заснуть. Ведь ужасный разбойник бродил где-то рядом! Он мог выскочить из-за любого угла, и ударить человека ножом в самое сердце! На следующий день не бегали по улицам дети, старики не сидели на скамейках возле ворот, женщины не перекликались в огородах и садах звонкими голосами - деревня замерла, придавленная беспомощностью и страхом... Шошон послал было мужчин прочесывать лес, но храбрецы не двинулись дальше опушки.

На следующий день вернулся Хоннор. Барлая он не поймал, но утверждал со всей определенностью, что негодяй добрался-таки до Ларемурской дороги - по пути он ограбил постоялый двор, забрал еду и немного денег. Его запомнили из-за опухшей и перекошенной физиономии. Жители Шоша облегченно вздохнули - страшного разбойника больше не было в их прекрасном лесу. Остальных заперли в каменном амбаре, под крепкий замок...



Содержание:
 0  Рисолинда : Галина Войцеховская  1  Глава 2. : Галина Войцеховская
 2  Глава 3. : Галина Войцеховская  3  Глава 4. : Галина Войцеховская
 4  Глава 5. : Галина Войцеховская  5  Глава 6. : Галина Войцеховская
 6  Глава 7. : Галина Войцеховская  7  вы читаете: Глава 8. : Галина Войцеховская
 8  Глава 9. : Галина Войцеховская  9  Глава 10. : Галина Войцеховская
 10  Глава 11. : Галина Войцеховская  11  Глава 12. : Галина Войцеховская



 




sitemap