Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 30 : Стюарт Вудс

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  29  30  31  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  61

вы читаете книгу




Глава 30

Гельдер сидел в оцепенении и наблюдал, как Майоров разворачивает свое представление перед членами Политбюро. Каждому человеку за столом совещания был роздан краткий отчет о его плане, и они внимательно следили, как Майоров развернул перед ними ошеломляющую графическую картину своего замысла с помощью двух проекторов на двух больших экранах. Гельдер по мере опустошения коробочек со слайдами, заменял их и по мере возможности пытался вникнуть в суть того, что рассказывал Майоров. Прошел уже час презентации.

— Товарищи, на левом экране вы видите расположение наших первичных целей для первых шести часов операции. Это, не в порядке возрастания значимости, ключевые военные установки, принципиально важные военные и гражданские аэродромы, и огневые точки, расположенные на шведском архипелаге, лежащем на пути нашего предполагаемого продвижения. Как я уже говорил, на шведской земле находится около четырнадцати сотен агентов СПЕЦНАЗа. Сейчас они проводят последний осмотр и подготовку штурмов этих объектов. В течение семи дней, с вашего одобрения, в Швеции окажется восемьдесят две сотни бойцов СПЕЦНАЗа, что достаточно для захвата двадцати семи процентов первоначально намеченных объектов без дополнительной помощи.

Намечены такие цели, как штаб-квартира стокгольмского военного округа, что на западе города, и стокгольмский аэропорт. Специальные команды выделены для ареста премьер-министра и его кабинета, а также плюс еще двух сотен членов правительства и гражданских служб. Есть и другие команды, которые после десантирования захватывают государственные радио и телевидение, включая и несколько дюжин маломощных радиостанций чрезвычайного вещания, разбросанных по стране для сообщений в случае мобилизации, а также национальные газеты.

Члены Политбюро, увлеченные, как и Гельдер, листали страницы отчетов, в то время как сменялись слайды.

— Товарищи, напомню, шведы утверждают, что в их распоряжении имеется восемьсот тысяч резервных войск, которые могут быть мобилизованы в течение тридцати шести часов. Постоянная же численность войск составляет менее десяти процентов от вышеназванной, и среди наших первоочередных целей будут взаимодействие с основными силами, чтобы не допустить их мобилизации; и вторые — те, кто отвечает за организацию, вооружение и амуницию; они будут изолированы. По стране разбросаны сотни складов с оружием, местоположение которых показано на правом экране. Восемьдесят один процент их будет безопасен для нас сразу же или в течение первых двенадцати часов после начала операции, остальные — чуть позже.

В темноте раздался чей-то голос:

— Каким образом вам удалось получить столь подробный план шведской оборонительной системы?

— Товарищи, — ответил Майоров. — Теперь я могу открыть то, что до настоящего момента было известно лишь очень немногим: с некоторых пор у нас в шведском правительстве на высоком посту есть свой агент. Кличка его Тюлень, и он смог нас обеспечить практически полными планами обороны этой страны. И на этих планах, которые вы видите на экранах перед собой, указано расположение каждой береговой точки укрепления, каждого резервного склада с оружием, каждой радиостанции чрезвычайного вещания, каждого самолета, танка, каждой реактивной установки и каждого хранилища горючего по всей стране. Еще ни один захватчик в истории современных военных действий не был так хорошо информирован.

В комнате стояла полная тишина.

— Как я сказал ранее, — продолжал Майоров, — к часу ноль в Швеции уже будет находиться около восьмидесяти двух сотен ударных войск СПЕЦНАЗа, которые будут десантированы ночью, а также внедрены такими путями, как коммерческие авиарейсы и паромы Хельсинки-Стокгольм. Через двадцать четыре часа после часа ноль мы ожидаем, что в этой стране будет сто восемнадцать тысяч войск. Основным же средством доставки будет наш новый флот «ВИГов», летающих по принципу «полет-у-земли». Рад сообщить вам, что в нашем распоряжении уже двадцать два этих великолепных транспортных перевозчика, способных каждый перенести пять сотен войск с наших баз на западе Балтики над морем менее, чем за полчаса полетного времени вдоль воздушных коридоров, неуязвимых для авиации, ракет класса «вода-воздух» и береговых огневых точек. Они приземлятся на аэродромах и на автомагистралях, предварительно захваченных нашими передовыми командами, поддержанными десантом, высаженным из транспортных субмарин.

— А что будет предпринято в случае потерь? — спросил еще кто-то.

— Поскольку мы предполагаем действовать в условиях полной неожиданности, то ожидается невысокий уровень потерь. Однако, даже если допустить худший случай, и потери составят двадцать процентов личного состава каждого подразделения, то и тогда в течение двадцати четырех часов после часа ноль мы ожидаем захвата восьмидесяти четырех процентов намеченных первоначально целей. Ну а за это время десантные войска на обычных самолетах уже приземлятся на захваченных шведских аэродромах.

В течение следующего часа Майоров излагал выкладки по передвижениям войск, снабжению, связи и прочим тыловым проблемам. Затем по его сигналу подняли шторы, и комнату вновь залил солнечный свет.

— Товарищи, — сказал Майоров, — вы были очень терпеливы, и у меня остался только один аспект нашего плана вкратце, на котором я и хотел бы закончить доклад. Наша усиленная учебная, ориентированная на Швецию, программа в университетах и тренировочных центрах КГБ дала нам твердый костяк из двенадцати сотен бегло говорящих по-шведски мужчин и женщин, которых также интенсивно готовили к работе в шведской административной системе как на национальном, так и муниципальном уровнях. Через те двадцать четыре часа, в течение которых укрепятся наши военные позиции там, советские администраторы уже будут наблюдать за работой наиболее важных правительственных служб и национализированных отраслей промышленности. Советские редакторы будут определять содержание программ радио и телевидения так же, как национальных и местных газет и журналов. При таком контроле наш план легко осуществим, поскольку шведы и сами хорошие администраторы. И редакторское вмешательство в работу информационных систем будет по возможности оставлять все, как и раньше — ведь мы будем заинтересованы только в тех новостях, которые освещают участие Советов в жизни шведского общества.

Мы предполагаем уменьшить количество международных рейсов в Швецию и из Швеции в течение семи дней после захвата контроля, хотя многим шведам, особенно связанным с внешней торговлей, будет разрешено путешествовать так же, как и раньше. Мы верим, что разумная свобода путешествий большого количества шведских граждан уменьшит страхи перед властью, и мы намерены поощрять иностранные инвестиции в эту страну. Впрочем, не стоит сейчас вдаваться в детали. Завтра мы устраиваем полномасштабную презентацию для КГБ нашей организации шведской жизни после вторжения. Я полагаю, вы будете очарованы открывающимися перспективами. И если нет вопросов...?

— Виктор Сергеевич, — произнес голос, и по движению всех голов и тел, Гельдер понял, что это председательствующий, — мы выслушали ваше мнение об оценке потерь в случае самого плохого расклада; но о таком случае не может быть и речи. Наша позиция по вопросу проведения данной операции была достаточно ясной уже в самом начале ее планирования, еще когда нами руководил наш дорогой Юрий Андропов, а именно: если операция не может проводиться в условиях абсолютной неожиданности и невозможности мобилизации по приказу шведского правительства, то ее не стоит проводить совсем. Мы тщательно рассмотрели политические последствия данного дела, они глобальны, даже в случае самого благополучного успеха. Ну а если же шведы объявят тревогу хотя бы за несколько минут до начала данной операции, и если они отдадут широкомасштабный мобилизационный приказ, то мы немедленно столкнемся с перспективой отчаянного и кровавого сопротивления, и с губительным для нас мнением мирового сообщества. Я не желаю заводить Советское государство в такое унизительное положение, и я говорю вам еще раз, в присутствии всех товарищей, что окончательный приказ на вторжение исходит только от меня, и только в том случае, когда я буду полностью уверен, что мы выступаем в условиях абсолютной тайны и неожиданности. Это достаточно понятно?

— Это совершенно понятно, товарищ председательствующий, — сказал Майоров значительно скромнее. — Ну а теперь, прежде чем прервать наше совещание, я хотел бы представить вам советского морского офицера, который только что вернулся из чрезвычайно важного подводного задания в водах Швеции, о чем вы, несомненно, уже читали в сегодняшних разведывательных отчетах. Товарищи, позвольте вам представить капитана второго ранга Яна Гельдера.

Гельдер встал, застыв по стойке смирно. К его изумлению, все присутствовавшие на совещании тоже встали и зааплодировали ему. Отхлопай, они продолжали стоять, и заговорил председательствующий.

— Капитан, — сказал он важно, — от лица моих коллег по партии я хотел бы выразить вам глубокую признательность всего советского народа за ваши героические действия. Я знаю, что вы, как и мы, опечалены потерей вашего товарища, офицера, капитан-лейтенанта Соколовой, но я заверяю вас, что в более подходящее время она получит общественное признание наших людей.

— Спасибо, товарищ председатель, — смог выговорить Гельдер.

Мужчины гуськом вслед за председателем стали покидать комнату, а Майоров пригласил Гельдера подождать в приемной.

— Теперь, Гельдер, возвращайтесь в Малибу тем же автомобилем и самолетом, которые доставили вас сюда. Отдыхайте. Я вернусь через пару дней, и мы обсудим ваше дальнейшее участие в этом предприятии. И могу вам обещать, что вы еще только на заре славы. И еще настоятельно рекомендую вам ни с кем не обсуждать ни вашу шведскую миссию, ни сегодняшнее совещание.

Он пожал руку Гельдеру, а затем вернулся в конференц-зал.

По дороге в аэропорт Гельдер внимательно рассматривал кожаную обивку и прекрасное внутреннее оборудование «ЗиЛа». Он любил автомобили, хотя у самого машины никогда не было. До Лиепаи он спал беспокойно.

В Малибу он прибыл после полуночи и прямиком направился в свою квартиру, надеясь, что Трина там. Он вошел в комнату и стал нащупывать прикроватную лампу. Зашуршали простыни.

— Не надо, — сказала она, — не надо света.

Он бросился на постель к ней. Когда он обнял ее и прижал к себе, она невольно задохнулась от боли.

— Что такое? — спросил он. — Что случилось?

— Ох, Ян, — жалобно сказала она. — Ведь я не думала, что ты вернешься так скоро. Я ждала тебя не раньше, чем через пару дней. И мне просто захотелось поспать в твоей постели.

Он дотронулся до ее лица, и она, слегка вскрикнув, отшатнулась.

— Да в чем дело? — спросил он. — Я же вернулся, Трина.

Он нащупал лампу и включил ее, и тут же застыл, всматриваясь. Одна сторона лица девушки была синей, и она тут же отвернулась от него.

— Я так не хотела, чтобы ты видел меня такой, — сказала она. На ее обнаженном плече темнел еще один синяк.

Он схватил простыню и стянул ее.

— Боже мой, — задохнулся он, — да что же случилось с тобой?

Она руками пыталась прикрыть множество синяков.

— Извини меня, — сказала она. — Но я не могу заняться с тобой любовью. Я очень хочу, но не могу. Мне слишком больно.

— Да что произошло? — требовательно спросил он. — Я хочу знать прямо сейчас.

— Это Майоров, — сказала она, — и другие.

— Что?

— Позавчера ночью была вечеринка, и он настоял, чтобы я пришла. Он сказал, что она развлечет меня. Там был какой-то генерал и другие девушки. Я не хотела заниматься с ними любовью. Они избили меня, а потом Майоров силой взял меня... сзади... а потом и другие... о, Ян, это было ужасно, — всхлипнула она. — Я думала, это никогда не кончится.

— Ох, Трина, — он ласково обнял ее.

— Вообще-то мне нравились их вечеринки, — сказала она, пытаясь сдержать всхлипы. — Потом появился ты, и все изменилось. Майоров больше не трогал меня после того, как отдал тебе, но, думаю, он решил, что ты не вернешься с этого задания и уже ничего не имеет значения. — Она снова заплакала. — Мне было так страшно. Ведь он однажды убил девушку. Я слышала об этом.

Гельдер гладил ее по волосам и старался не думать о том, что произошло с ней, старался сдержать растущую в нем злобу. Он отбрасывал это от себя, стараясь думать только о ней, но не мог. Задание, продвижение по службе, встреча в Кремле — все померкло. Все его мысли были только о ее боли и о том, как предал его этот благодетель, этот монстр.

Он держал ее в объятиях, пока она не заснула, он же не мог долго заснуть.


Содержание:
 0  Фантомы : Стюарт Вудс  1  Глава 1 : Стюарт Вудс
 2  Глава 2 : Стюарт Вудс  4  Глава 4 : Стюарт Вудс
 6  Глава 6 : Стюарт Вудс  8  Глава 8 : Стюарт Вудс
 10  Глава 10 : Стюарт Вудс  12  Глава 12 : Стюарт Вудс
 14  Глава 14 : Стюарт Вудс  16  Глава 16 : Стюарт Вудс
 18  Глава 18 : Стюарт Вудс  20  Глава 20 : Стюарт Вудс
 22  Глава 22 : Стюарт Вудс  24  Глава 24 : Стюарт Вудс
 26  Глава 26 : Стюарт Вудс  28  Глава 28 : Стюарт Вудс
 29  Глава 29 : Стюарт Вудс  30  вы читаете: Глава 30 : Стюарт Вудс
 31  Глава 31 : Стюарт Вудс  32  Глава 32 : Стюарт Вудс
 34  Глава 34 : Стюарт Вудс  36  Глава 36 : Стюарт Вудс
 38  Глава 38 : Стюарт Вудс  40  Глава 40 : Стюарт Вудс
 42  Глава 42 : Стюарт Вудс  44  Глава 44 : Стюарт Вудс
 46  Глава 46 : Стюарт Вудс  48  Глава 48 : Стюарт Вудс
 50  Глава 50 : Стюарт Вудс  52  Глава 52 : Стюарт Вудс
 54  Глава 55 : Стюарт Вудс  56  Глава 57 : Стюарт Вудс
 58  Глава 59 : Стюарт Вудс  60  Глава 61 : Стюарт Вудс
 61  Использовалась литература : Фантомы    



 




sitemap