Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 14 : Таити Ямада

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17

вы читаете книгу




Глава 14

Из мрака доносился легкий аромат духов.

Он скрывал едва различимый запах тела, будто некий камуфляж. Но обычная маскировка – для отвлечения внимания, а этот запах служил маячком при поиске.

Проснувшись, я с восторгом ощутил, как меня окутывают сладкий аромат и тепло женского тела.

Я приоткрыл глаза и увидел белую кожу. Как будто она обволакивала меня всего.

– Ну как? – спросил женский голос. Точно – Кей.

– Ага, – ответил я.

– Усталость хоть немного прошла?

Который час? Кажется, я проспал очень долго.

Я добрался домой на такси, в холле подбежала Кей и подхватила меня. Но я попытался ее оттолкнуть. Хотел идти сам. Думал, нужно ей все объяснить, но сил сказать хоть что-то не было. Еще бы, стыдно – расстаться с родителями и вернуться к женщине. Хотелось отстраниться от земного.

Кей вряд ли меня поймет. В глазах ее затаилась обида отвергнутой женщины. Она окружала меня на расстоянии и вошла следом в лифт. Про одного человека сказать «окружала на расстоянии» странно, но мне казалось: упади я сейчас, и она в любой момент меня поддержит. Я осознавал, что должен был быть ей за это благодарен, но эмоции как бы всасывались в меня.

Даже в коридоре седьмого этажа, когда ноги подкосились совершенно, я стряхнул ее руку. Хотя делать этого не стоило. Почему же я такой бессердечный? Кей здесь не виновата. Однако даже когда я рухнул на колени, не в силах вставить ключ в замочную скважину, от ее помощи я отказался.

Сейчас я лежал на кровати.

Как до нее добрался – не помню. Не могу даже сообразить, сам открыл дверь или нет. Только припоминаю, что до последнего отвергал помощь Кей. Но сейчас это оставалось лишь в памяти: я лежал в объятиях Кей и был этому рад.

– А теперь? – опять спросила она.

– Ага.

– Устал?

«Да. Или нет? Вроде прошло. Усталости нет. Вот это да, усталость прошла!» – хотел было сказать я, но вместо этого начал целовать белую кожу, будто меня в нее втягивало. Скользя губами по ее телу, я уже совсем было собрался нетерпеливо дотронуться до широкого куска ткани, прикрывающего грудь Кей, когда услышал краткое:

– Нет.

– Я ведь говорил тебе: большая рана или маленькая – я свое решение не поменяю.

– Извини. Я не хотела…

Тело Кей содрогнулось. Прикрывая грудь, она легла на живот. Плечи ее напряглись.

Ладно. Только почему ты мне не веришь? Я коснулся ладонью ее белого плеча и сказал:

– Ладно.

Успокойся и расслабься. Я гладил и целовал ее белую кожу. Спину прикрывал гладкий лоскут, обычно прятавший грудь, но на повторное безрассудство я не решился.

Лаская ее, я медленно стянул перекрученное покрывало. Открылась белая попка восхитительной красоты. Я гладил ее, целовал… Я забыл обо всем на свете.

Позже она, задыхаясь, спросила:

– Ну как? Все кончено?

– Да. Их… уже… нет.

Отец и мать исчезли. Но печали в моих отрывистых словах не было.

* * *

В четвертом часу мы вышли из дома пообедать.

Стояла нестерпимая жара. Шагая по окутанному выхлопными газами тротуару, я по привычке старался не дышать. Однако настроение было прекрасным.

Чего нельзя сказать о Кей: по пути в знакомый ресторанчик недалеко от дома она спросила:

– Почему у тебя нет машины?

Ее голос звучал жалобно и устало.

– Отдал сыну. Вот закончу сценарий – на машину класса «аккорд»[23] хватит.

– Купим? – словно бы клянчила Кей.

– Купим. И жилье бы поменять.

– Где не шумно.

– И просторней.

– И почему-то по ночам остаемся только мы вдвоем. В испанском ресторане, куда мы пришли, до полшестого подавали только кофе.

– Если вас устроят пирожные… – с улыбкой сказала хозяйка.

Выходить из прохлады на улицу не было ни малейшего желания. Решили обойтись кофе с тортом.

Других посетителей – всего одна парочка. Мы сели подальше от них. Выжженная безжалостным солнцем дорога из окна казалась иным миром. Музыка не играла, поэтому было очень тихо. И лишь кошка медленно бродила из одного угла помещения в другой.

Всего этого родителям больше не увидеть. Во мне наконец взыграла горечь.

– Этого надолго не хватит, – хихикнула Кей.

– В смысле?

– Со вчерашнего вечера ничего не ела, а тут – какой-то кусочек торта.

Я даже не подумал об этом. – Кей обычно выглядит наивной и счастливой, но сейчас она недовольна. Это притом, что мои родители так великодушно пожертвовали собой.

Однако о происшедшем рассказывать я пока не стал. Чтобы подробно все растолковать, потребуется время. Поэтому пусть Кей пока радуется, что призраки исчезли. На самом деле мне ее не в чем упрекнуть. Стыдно за себя – за то, что я пытался на халяву обрести в ней свое счастье. Я стыдил себя за то, что уже на следующий день после исчезновения родителей сижу рядом с такой красивой женщиной.

– Хочу тебя предупредить, – сказал я.

– Ой, страшно, – улыбнулась Кей. – Не пугай.

– Мой первый брак не состоялся. К тому же и отец из меня, судя по всему, никудышный. Наверное, я не достоин твоей любви.

– И что?

– Не питай иллюзий.

– Каких?

– Не знаю. Я не могу отделаться от мысли: почему именно я? Иногда думаю, что ты меня совсем не знаешь.

– Нет людей без иллюзий.

– Это так. На самом деле я никчемный человек. Знай это.

– То есть ты хочешь, чтобы я сказала: «Мне хорошо и с таким»?

– Пожалуй.

– Так нечестно. Раз никчемный, перестань им быть. А то хочешь, чтобы я приняла тебя таким, как есть? Самоуверенно.

Именно так. Как бы ни одобряли мое самоотрицание исчезающие родители, от женщины этого требовать нельзя.

– Ты вот так говоришь, будто… – усмехнулась Кей.

Тем временем принесли кофе с тортом. Кей потупила взгляд, ожидая, пока хозяйка уйдет. Какая она все-таки красивая.

– Ты вот так говоришь, будто…

– Что?

Кей кивнула.

– … я кажусь эдакой женщиной…

– Кажешься. Умной, красивой, привлекательной. Ты сама в себе.

– Пожалуй, я показываю тебе только свои лучшие стороны. А вот грудь, например, прячу.

– Не хочу себя принижать, но даже со всеми достоинствами мне до тебя далеко.

– Мои отрицательные стороны – ужасны. Просто гремучая смесь!..

– Мои тоже.

– И я не в силах устоять перед худшими из них. И хочется саму себя… – Кей замялась, подбирая слова, – … стереть с лица земли.

Эти слова – как свежи они у меня в памяти… А вдруг Кей прямо сейчас возьмет и исчезнет, испугался я.

– Нельзя так говорить.

Кей кивнула. Вглядываясь в ее четкий профиль, я понял, что счастлив: уж Кей-то без сомнения существует.

* * *

На обратном пути я сказал:

– Хочу посмотреть твою комнату.

– Конечно, – тут же ответила она и замолчала.

– Что, беспорядок?

– Нисколько.

– Если не хочешь, можно и не сегодня.

– С чего ты взял, что я не хочу?

– Ты промолчала.

– Я просто думала. Хочешь по квартире понять мой характер? – стыдливо спросила она.

– Хочу.

– А что в этом хорошего? Бывает, куда большее счастье – встречаться, заблуждаясь.

– Тогда постоим в коридоре. Заодно пока разбросаю семена заблуждения.

– Да ладно. Я не то чтобы сгладить углы. Просто не хотелось сегодня портить ничего.

Триста пятая квартира располагалась перед трехкомнатной угловой. Даже с улицы можно было определить, что это – одна комната с кухней. Квартплата в этом районе – не самая маленькая. Наверное, ей из дому что-нибудь присылают. Интересно, как ее родители относятся к тому, что их дочери – тридцать три, и она до сих пор не замужем? Знают ли они об ожоге? Думаю, что да, но при желании от живущих в часе езды от Тоямы родителей это можно и скрыть. Возможно, она им не говорит, чтобы не вмешивались в ее личную жизнь.

– Пожалуйста, – сказала Кей, едва открыв ключом дверь.

– Что, можно?

– Я же сказала, что да. Прохладно станет не сразу, но это лучше, чем в коридоре.

Первое, что бросилось мне в глаза, – дальняя комната с татами.

– Что, в этом доме остались квартиры с татами?

– Похоже, только эта. Раньше было больше.

– В смысле, до офисов?

– Именно. Переделали, вместо татами полы настелили и сдают.

– А я думал, половину пространства занимает кровать.

Я попытался заглянуть в комнату, но тут Кей сказала:

– А вот здесь очень тесная столовая. – И развела руки, как бы обнимая пространство.

– Так чисто!

На полу из коричневой плитки стоял белый декоративный столик. На двух белых стульях лежали круглые подушки цвета индиго. В интерьер они как-то не вписывались.

– Ячменного чаю? Сюда? Или в комнату?

– Можно и в комнату.

– Пожалуйста.

В японской комнате стояли весьма недорогие по виду гардероб и комод белого цвета, низкий японский столик – предмет народного искусства. Я представлял ее комнату глазами пожилого человека, но эта, местами по-детски беспорядочная – право, она еще ребенок – обстановка, наоборот, как-то меня тронула.

Однако возможно, такая оценка скоропалительна. Когда денег не очень много, трудно просто так избавиться от купленных в двадцать лет вещей. А приспособить их ко вкусам человека, разменявшего четвертый десяток, невозможно. Да, ребенком ее уже не назовешь.

Затем я обратил внимание на две знакомые репродукции на стене.

– Это из-за них я не хотела тебя впускать, – поймав мой взгляд, сразу сказала Кей. Она готовила на кухне ячменный чай, и мне показалось, что она слегка стесняется. Но не более того.

Обе картины – японская живопись.

– Мне нравится японский стиль. Импрессионисты, там, американцы, всякие… а это мне нравится больше всего.

– Маэда Сэйсон?[24]

– Как узнал?

– По печати.

– И что – так сразу и понятно?

– Я видел эту картину раньше.

– Оригинал намного крупнее, – улыбнулась Кей, насколько можно раскинув руки.

Там был изображен лежащий в каменном гробу древний воин. При этом картина ничуть не мрачная: внутренние стенки гроба выкрашены яркой киноварью, на воине красивая форма. Шедевр, да и только.

– А это кто?

– Тоже Сэйсон.

– А что там такое?

– Как раз мой стыд.

Вокруг лежащей нагишом девушки столпились и смотрят на нее в упор мужчины в одежде эпохи Эдо.[25] При этом меж их спин видны лишь ее груди.

Кей подошла с двумя чашками ячменного чая на подносе и встала рядом со мной.

– Как ты думаешь, что это такое?

– Люди сложили руки для молитвы.

– Нет. Вскрытие.

– Вот оно что… А в руках у них, выходит, скальпели.

– Мне она нравится, но от чужих можно всякого наслушаться.

Действительно, композиция: нагая женщина, окруженная мужчинами, – в какой-то мере выдает сексуальные фантазии Кей. Хотя они не идут ни в какое сравнение с циничными мыслями мужчин, это правда. Похоже, тут есть какая-то связь: на картине только женская грудь и видна, Кей же свою упрямо скрывает. Но пошлости нет никакой. Одним словом – красивая картина, композиция напряженная. В ней чувствуется контроль. Пожалуй, можно поискать какой-то смысл в том, что на обеих картинах красиво изображаются трупы, но я не увлекаюсь психологией.

Поставив перед собой чашку, я уселся на летние подушки с узором синих цветов и почувствовал, как мужчина средних лет ворвался в одинокую жизнь молодой женщины.

Еще в комнате стояла мини-стереосистема.

– А что, из музыки у тебя – только нагаута?[26] – неуклюже пошутил я.

– Пуччини.

– Кто?

– У него одна моя любимая вещь.

– Это что, выходит – опера?

– «Любимый отец».

– Не слышал.

– Послушай.

Кей встала. На комоде – коробка с аккуратно расставленными компакт-дисками. Штук тридцать.

– Опера «Джанни Скикки». Хотя сама опера меня не интересует. Только эта песня: «Любимый отец, купи мне кольцо. Но если нашей любви сбыться не суждено, я брошусь в реку Арно».

– Флоренция?

– Угадал.

Зазвучала ария. Красивая музыка.

Но когда на две картины с мертвецами наложилась еще и ария, даже я, при всей своей нелюбви к психоанализу, почувствовал: со смертью у нас явный перебор. Такой крен для мужчины средних лет, вроде меня, – род саморазрушения. Как она говорила? «Любимый отец»?

Кей подалась ко мне.

Наши губы слились, и мы повалились на татами, забыв об арии.

Катастрофа случилась в ту же ночь.


Содержание:
 0  Лето с чужими Ijin-Taicni Tono Natsu : Таити Ямада  1  Глава 1 : Таити Ямада
 2  Глава 2 : Таити Ямада  3  Глава 3 : Таити Ямада
 4  Глава 4 : Таити Ямада  5  Глава 5 : Таити Ямада
 6  Глава 6 : Таити Ямада  7  Глава 7 : Таити Ямада
 8  Глава 8 : Таити Ямада  9  Глава 9 : Таити Ямада
 10  Глава 10 : Таити Ямада  11  Глава 11 : Таити Ямада
 12  Глава 12 : Таити Ямада  13  Глава 13 : Таити Ямада
 14  вы читаете: Глава 14 : Таити Ямада  15  Глава 15 : Таити Ямада
 16  Глава 16 : Таити Ямада  17  Использовалась литература : Лето с чужими Ijin-Taicni Tono Natsu



 




sitemap