Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 13 Виталий Карагодин Aigle blanc Белый орел : Александр Звягинцев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29

вы читаете книгу




Глава 13

Виталий Карагодин

«Aigle blanc»

«Белый орел»

Вмашине он наладился было подремать, но Тарас, сидевший за рулем, непрерывно нес какую-то чепуху, и отключиться никак не удавалось.

Судя по всему, Тараса, как выражаются нынешние молодые люди в России, основательно плющило и колбасило. Он не просто волновался перед назначенной встречей, его буквально трясло от страха, и Карагодин всерьез опасался, что в таком состоянии он запросто врежется в столб или дерево. Тарас явно боялся встречи с Зондером – именно так, как оказалось, звали руководителя намечаемой операции и предводителя той организации, в которую должен был сегодня вступить окончательно Карагодин. Видимо, проверка была закончена и Зондер пожелал встретиться с новобранцем лично. Предстояло свидание с «aigle blanc» – так французы кличут главарей банд и воровских шаек. Странно, почему белый, а не черный?

О том, что Тарас панически боится Зондера, Карагодин догадался уже давно. Неясны были только причины этого ужаса, вогнавшего Тараса в холодный пот и вызвавшего непреодолимое желание молоть чепуху, лишь бы не задумываться о том, что ждет его впереди. Либо Зондер вообще ввергал Тараса в страх, какой на зоне и в тюрьмах обычным заключенным внушали местные паханы, либо тот в чем-то конкретно провинился и теперь ожидал наказания.

Париж Карагодин знал плохо, и потому, когда выбрались из центра, даже перестал следить за тем, куда они едут. Остановились они минут через пятнадцать-двадцать после того, как проскочили площадь Сталинграда и выехали на авеню Жана Жореса.

Карагодин выглянул в окно. За металлическими воротами среди небольшого сада виднелся аккуратный двухэтажный особнячок из красного кирпича. Они выбрались из машины и встали прямо напротив объектива телекамеры, чтобы их было удобно разглядеть. Тарас, с трудом раздвинув сцепившиеся намертво челюсти, сказал: «Это мы». Резко лязгнул автоматический замок, и они вошли во двор.

Они прошли по пустынному саду в дом.

Карагодин, следовавший за Тарасом, внимательно оглядывался, запоминая что к чему. Странно, людей он так и не увидел. Ни одного человека.

Так же пусто было в большой комнате на первом этаже, куда его привел Тарас. Но, несмотря на это, он все время ощущал чье-то присутствие вокруг. За ними явно внимательно наблюдали – то ли через тайные окна, то ли с помощью камер слежения, которые тут были, судя по всему, понатыканы всюду.


Тарас развалился на коричневом кожаном диване у окна и закурил, делая вид, что он тут как дома. Но Карагодин ясно чувствовал, как его колотит от напряженного ожидания. Сам он скромно устроился в кресле у окна и стал размышлять о предстоящем разговоре с Зондером.

Разговор предстоял непростой. Одна кличка Зондер чего стоила. Разумеется, когда Карагодин услышал ее от Тараса в первый раз, в голове сразу всплыло милое словечко «зондеркоманда», за которым тянулись самые мрачные ассоциации – каратели, газовые камеры, концлагеря…

По привычке дома он полез в словари и интернет, но, к своему удивлению, в сети нашел только ссылки на какие-то статьи, а в словарях слово «зондеркоманда» просто отсутствовало. Даже в немецких. Ни слова, ни перевода. Потом, конечно, кое-что выяснить удалось. Sonderkommando существовали во многих родах войск вермахта. Были Sonderkommando SS, Sonderkommando SD, Sonderkommando Gestapo… Sonderkommando SS, например, – это особые подразделения, которым поручали либо самую грязную и кровавую работу (акции устрашения или операции по уничтожению), либо работу очень секретную – обеспечение визита какого-нибудь высокопоставленного нацистского бонзы или гауляйтера…

Так что у гитлеровцев «зондеркомандой» называли некое постоянное или временное войсковое подразделение, специально подобранное для выполнения особых заданий. «Kommando fur besondere Einsatze» – команда для особых поручений. Немцы теперь предпочитают это выражение не употреблять, потому что всем ясно, что Sonderkommando – это не просто спецподразделение, а подразделение именно нацистское. У них теперь есть немало слов, которые намертво связаны с гитлеровским периодом истории и поэтому не используются для современных реалий. Достаточно вспомнить Parteigenosse. Назови так какого-нибудь нынешнего коллегу по партии – скандал будет неимоверный.

Но было у мрачного словечка «зондеркоманда» еще одно значение. В лагерях так называли заключенных, использовавшихся для самой мерзкой работы – выносить тела из газовых камер, кремировать их, обыскивать одежду на предмет ценностей… В «Энциклопедии холокоста» говорится, что «зондеркоманда» – это группа еврейских заключенных, работавших в газовых камерах и крематориях. Члены «зондеркоманд» не могли покидать территорию лагеря или крематория, но получали при этом особое питание. Обычно через несколько месяцев они уничтожались и заменялись новыми. Эсэсовцам было наплевать, пострадают ли они от остатков газа, когда разгружают и чистят камеры, сойдут ли с ума от своей чудовищной, нечеловеческой работы, потому что их и так ожидала скорая смерть. Если они не умирали сами от отравления остатками газа, их просто ликвидировали, потому что они видели много лишнего и были ненужными свидетелями. Первое, что делала новая «зондеркоманда», – сжигала трупы предыдущей, которую накануне приканчивали…

Человеку, вступающему в команду Зондера, стоило обо всем этом помнить, чтобы не заблуждаться на свой счет. В отличие от того же Тараса, который, судя по всему, не подозревает, как мало сигарет ему осталось выкурить еще в этой жизни…

Зондер возник неожиданно. Карагодин понял это по тому, как поперхнулся дымом Тарас и, вскочив, принялся суетливо давить сигарету в пепельнице.

Карагодин обернулся и увидел невысокого, плотно сбитого человека, который неторопливо шел к столу, опустив голову. Он появился из двери, которую Карагодин и не заметил – так искусно она была скрыта среди деревянных панелей. Наверняка еще в ней был и глазок, через который Зондер наблюдал за ними.

Зондер прошел к столу, уселся, закрыл ноутбук и уставился на Карагодина. Замашки лагерного пахана, который сейчас будет указывать прибывшему «мужику» его место на зоне. Карагодин их привычки знал. Самое первое – внушить чувство страха, беззащитности и безнадежности, которое держит человека в узде прочнее всякого насилия.

Зондер был уже далеко не молод, но явно еще крепок и силен. Сначала Карагодину показалось, что он лыс, как коленка. Но, присмотревшись, он понял, что голова его, как и все лицо, была ровно покрыта сивой, очень короткой щетиной и потому напоминала издалека белый шар. Посреди этого шара полыхали темным огнем крохотные глазки, в которых ничего, кроме этой обжигающей тьмы, не было. Взгляд Зондера был тяжел и пугающ, не каждому по силам выдержать такой. И, судя по всему, он это хорошо знал.

Не отрывая взгляда от Карагодина, Зондер чуть слышно сказал по-русски с еле заметным акцентом:

– Тарас, выйди. Я тебя позову… потом…

Все правильно – говорит чуть слышно, чтобы собеседник все время напрягался, боясь не расслышать чего-то важного.

В глазах Тараса плеснула нескрываемая ненависть к Карагодину – еще ничего не произошло, а он уже исходил завистью и мучился подозрениями, что за его спиной произойдет что-то важное, к чему его не считают нужным допускать. Но возразить что-то он не посмел. Зондер же даже не счел нужным посмотреть в его сторону.

– Я собрал о тебе информацию, – равнодушно сообщил он Карагодину, когда Тарас исчез.

– Она вас устраивает? – подчеркнуто вежливо и спокойно осведомился Карагодин. Наверное, если бы не устраивала, его бы здесь не было.

– Местами. Ты человек профессиональный и способный выполнить те задачи, которые я буду ставить…

– Но что-то все-таки смущает?

Зондер усмехнулся.

– Меня в этой жизни вообще ничего не смущает. Но меня кое-что настораживает…

– Например?

– Например, я не очень понимаю, что тобой движет сегодня. А значит, я не знаю, можно ли тебе доверять. А если можно, то в какой степени…

– А с Тарасом, значит, вам все понятно?

Зондер брезгливо скривил губы. Говорить об этом он не считал нужным. Ну что ж, понятно хотя бы, что Тарас для него ничтожество, не стоящее даже упоминания.

– Думай о себе. И не нужно стремиться знать лишнее. Так будет безопаснее.

Спорить Карагодин не стал.

– Итак, деньги Тарас тебе передал…

– Да.

– И ты их взял.

Карагодин согласно кивнул.

– Значит, ты вступаешь в дело. И обратного пути уже нет.

– Я вот только не знаю, что это за дело такое.

– А это и не нужно знать. Нужно знать свою конкретную задачу и выполнить ее. Задания буду давать я. Лично.

Зондер помолчал, как бы давая Карагодину время, чтобы усвоить услышанное. Потом глухо, без всякого выражения проинформировал:

– Предупреждаю сразу, у меня военная организация. Есть командир, есть приказ, который не обсуждается, а выполняется любой ценой. Чтобы ты знал, я – десантник, руководил спецоперациями…

Зондер сделал паузу. Он следил за лицом Карагодина, явно пытаясь понять, были ли эти слова для него новостью? Или Карагодин уже что-то знает о нем?

Лицо Карагодина не дрогнуло.

– Законы таких подразделений известны, – равнодушно сказал Зондер.

Ну еще бы! «Kommando fur besondere Einsatze»!

– Жалости, прощения в случае чего не будет. Что еще?

– Когда и как произойдет окончательная расплата?.. Хочу предупредить, что роль нежелательного свидетеля после окончания операции меня не прельщает. Я готов работать, но…

– Не лезь не в свои дела, делай, что приказывают, и никто тебя не тронет. Я не маньяк, лишние трупы меня не интересуют. Я не убиваю ради того, чтобы убивать. И всегда плачу за хорошую и честную работу. К тому же ты не похож на человека, который не может сам о себе позаботиться…

Они смотрели друг на друга, и Карагодин ясно чувствовал, что игра, в которую он уже влез, может окончиться чем угодно.

– Часть денег, хорошая часть, поступит на твой счет после выполнения первого задания, которое ты получишь прямо сейчас. Остальная часть – накануне решающей операции. Не пытайся получить деньги и смыться. За честную работу я плачу, за предательство – убираю. От меня уйти нельзя. Подпишешь приговор и себе, и своим близким. Даже тем, кто остался в России. Мы уберем всех.

Карагодин помолчал.

– Я буду работать один?

– Нет.

– С Тарасом?

– Нет. Я не хочу, чтобы ты работал с ним. Ты сильнее и умнее его, можешь подмять его под себя… Или просто обмануть. Работать будете с Каридад…

Зондер поднял руку, щелкнул пальцами, и в комнату вошла та самая маленькая очень смуглая женщина, которую он видел в пригороде во время битвы с полицейскими. Та самая, которую Тарас назвал палачом, бестрепетно выполняющим все приговоры Зондера. Она и теперь была затянута в черный комбинезон и держала под мышкой огромный мотоциклетный шлем. Лицо ее с тонкими чертами и узкими губами было непроницаемо и бесстрастно. Карагодин подумал, что она не африканка, а скорее арабка. А может быть, в ней много крови южноамериканских индейцев, и именно от них это холодное спокойствие и презрение к другим. Сколько он в детстве прочел об этом книг!

– Каридад… – произнес он. – Какое интересное имя. Наверное, древнее… Испанское?

– Испанское, – недовольно проворчал Зондер. – Что-то ты много знаешь…

Потом он вдруг едва заметно усмехнулся:

– А знаешь, что означает «каридад»?

– Нет.

– Милосердие… – осклабился Зондер. – Так что моя Каридад – само милосердие. Запомни это!

Хорошенькое имя для палача, подумал Карагодин. А дяденька у нас с чувством юмора.

– Каковы будут наши отношения? Кто будет главным?

– Ну не ты же! Вот мобильный телефон, по которому будешь получать указания лично от меня. Когда я найду это нужным. А так я буду передавать приказы через Каридад.

Зондер достал из ящика мобильник. Положил на край стола.

Карагодин встал, подошел к столу, взял телефон, задумчиво покрутил в руках. Зондер смотрел на него, как на пустое место. Человечек, конечно, страшный, подумал Карагодин. По-настоящему страшный… А «сестрица милосердия», как он сразу окрестил про себя Каридад, так и не произнесла ни слова.

Зондер взял конверт, лежавший рядом с ноутбуком, и протянул его Карагодину.

– Это твой первый клиент.

Карагодин задумчиво посмотрел на конверт, потом вопросительно на Зондера.

– Убивать никого не надо, – бесстрастно сказал тот, угадав его мысли. – Задача – последить за этим человеком. Там есть адрес его гостиницы, фамилия… Мне нужно знать о нем все – с кем встречается, когда, где бывает… Любая информация.

– А кто это?

Зондер недовольно мотнул своей круглой башкой.

– Опять вопросы! Я же предупреждал…

– Но мне все равно придется узнать, кто он.

– Такой же русский, который лезет в чужие дела, как и ты…

Карагодин открыл конверт, достал две фотографии. С них на него смотрел улыбающийся Валентин Ледников…


Содержание:
 0  Эта женщина будет моей : Александр Звягинцев  1  Глава 2 Валентин Ледников Il a mange de plus d'un pain Он ел не только хлеб : Александр Звягинцев
 2  Глава 3 Юрий Иноземцев L'Ange exterminateur Ангел смерти : Александр Звягинцев  3  Глава 4 Валентин Ледников Bruler la chandelle par les deux bouts Жечь свечу с обоих концов : Александр Звягинцев
 4  j4.html  5  Глава 6 Валентин Ледников Elle a vu le loup Она видела волка : Александр Звягинцев
 6  Глава 7 Юрий Иноземцев Passer a tabac Пропустить через табак : Александр Звягинцев  7  Глава 8 Валентин Ледников Vivre comme dieu en France Жить, как бог, во Франции : Александр Звягинцев
 8  Глава 9 Виталий Карагодин Les portes d'enfer Врата ада : Александр Звягинцев  9  Глава 10 Юрий Иноземцев Jus de chique Ложный след : Александр Звягинцев
 10  Глава 11 Валентин Ледников Furieux et rapide Яростно и стремительно : Александр Звягинцев  11  Глава 12 Юрий Иноземцев Oeil pour oeil, dent pour dent Око за око, зуб за зуб : Александр Звягинцев
 12  вы читаете: Глава 13 Виталий Карагодин Aigle blanc Белый орел : Александр Звягинцев  13  j13.html
 14  Глава 15 Юрий Иноземцев Boulonnaise Булонка : Александр Звягинцев  15  Глава 16 Виталий Карагодин La declaration d'amour Объяснение в любви : Александр Звягинцев
 16  Глава 17 Валентин Ледников La machine infernale Адская машина : Александр Звягинцев  17  Глава 18 Юрий Иноземцев Telle vie, telle mort Как жил, так и умер : Александр Звягинцев
 18  Глава 19 Виталий Карагодин Incurable Неизлечимо больной : Александр Звягинцев  19  Глава 20 Валентин Ледников Donner du flan Играть по-честному : Александр Звягинцев
 20  Глава 21 Юрий Иноземцев Il y a quelque chose qui cloche… Что-то здесь не так… : Александр Звягинцев  21  j21.html
 22  Глава 23 Валентин Ледников Dans cette affaire, je suis blanc В этом деле я чист : Александр Звягинцев  23  Глава 24 Виталий Карагодин J'ai calme ce con Я успокоил этого дурака : Александр Звягинцев
 24  Глава 25 Валентин Ледников La ou dieu veut il pleut Дождь идет там, где хочет бог : Александр Звягинцев  25  Глава 26 Юрий Иноземцев Bras de fer Железной рукой : Александр Звягинцев
 26  Глава 27 Виталий Карагодин Tel grain, tel pain По семени и плод : Александр Звягинцев  27  Глава 28 Валентин Ледников Renvoyer de Caiphe а Pilate Посылать от Каифы к Пилату : Александр Звягинцев
 28  Глава 29 Виталий Карагодин Recommander son ame a dieu Вручить свою душу богу : Александр Звягинцев  29  Эпилог Qui s'excuse – s'accuse Кто оправдывается – тот сам себя обвиняет : Александр Звягинцев



 




sitemap