Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 23 Валентин Ледников Dans cette affaire, je suis blanc В этом деле я чист : Александр Звягинцев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29

вы читаете книгу




Глава 23

Валентин Ледников

Dans cette affaire, je suis blanc

В этом деле я чист

– Мы уверены, мсье Ледников понимает, сколь серьезно и деликатно дело, участником которого он стал. Мы надеемся, что вы окажете нам искреннее содействие. Это прежде всего в ваших интересах, мсье Ледников.

– Я понимаю.

– Кстати, как вы себя чувствуете после всего, что случилось?

– Как видите, я жив. Это главное. Остальное – детали, которые интересны только моему доктору.

– Вам повезло. Вам очень повезло, мсье Ледников. А мадам Николь никак не может прийти в себя…

– Вы считаете меня в чем-то виноватым?

– У нас нет оснований считать так.

– Пока… – хмыкнул Ледников. – Следователь всегда говорит подозреваемому – пока.

– О, мы в курсе, что вы в некотором смысле наш коллега в прошлом и потому надеемся на понимание и сотрудничество…

Их было двое. Один помоложе, в куртке, джинсах и кроссовках. Похожий на регбиста – могучая выя, уходящая в плечи, голова, чуть наклоненная вперед, словно он приготовился к лобовой схватке, внимательный взгляд, ощупывающий противника. Второй был повзрослее и посолиднее – в костюме, галстуке и светлом плаще, который он почему-то не стал снимать. Этакий бизнесмен средней руки, без полета, но аккуратный и дотошный в делах.

Ледников молча смотрел на сотрудников ДСТ, ожидая уже конкретных вопросов, которые последуют за предварительными реверансами и намеками. В принципе ему нечего было от них скрывать. Кроме одного – каковы были их отношения с Николь. Это никого не касалось. А все остальное…

Ледников ясно и отчетливо вспомнил, что было потом, когда шар уже оказался на земле.

Он сидел на земле, прижимая к себе Николь, у которой по лицу текла кровь. Надо было что-то делать – куда-то бежать, орать, звать на помощь, но он не мог выпустить Николь из своих объятий, ему казалось, что, если он опустит ее на землю, случится непоправимое.

Слава богу, машина сопровождения примчалась уже скоро – шар не успел улететь далеко. Баттистон с выпученными глазами что-то причитал, но Ледников его почти не слышал. Он вдруг обнаружил, что не понимает, где находится, еле слышит и с трудом шевелит руками. Их отвезли в деревню, в дом местного доктора, Николь унесли в кабинет, потом за ней прилетел вертолет, и больше он ее не видел. В какой-то момент он вообще перестал ясно понимать, что творится вокруг. Пришел в себя он уже в Париже. Человек за рулем спросил, куда ехать, и он назвал адрес Немца.

Пока Ледников приходил в себя, Немец смотался на машине за своим знакомым врачом. Осмотрев Ледникова, тот не нашел ничего страшного – ушибы, легкая контузия, отсюда и амимия – маскообразное лицо, растерянность, некоторое нарушение речи и движений. Должно быстро пройти. Надо отдыхать и не напрягаться.

– Не напрягаться! – скривил губы Немец, когда они остались вдвоем. – Нельзя, но придется. Завтра с утра такое начнется! Газеты и телевидение просто сбесятся. Такая клубничка! Да еще на воздушном шаре! Чего-чего, а вот этого я от тебя не ожидал. Ты теперь будешь у нас звездой, знаменитостью. Не знаю только, на кой тебе это нужно? Когда за тебя примутся и полиция, и журналисты, ты проклянешь все на свете! В Москву тебе надо, в Москву! И как можно скорее – укрыться на просторах родины от их всевидящего глаза, от их всеслышащих ушей. Но не бежать, не прятаться! Это вызовет подозрения и ненужный ажиотаж. Надо, чтобы они тебя сами проводили.

– Сами? – преодолевая тошноту, которая время от времени подкатывала к горлу, удивился Ледников. – Чего вдруг?

– Надо их в этом заинтересовать!

– Кого их?

– Вот это хороший вопрос, – задумался Немец. – Полиция нам не подходит. Там народ приземленный и ответственность на себя не берущий. Будут только тупо составлять протоколы. Есть служба охраны Елисейского дворца… Но рассчитывать на них? Глупо. А если тамошние люди твою Николь не любят? Если они считают, что она не достойна быть первой леди? А они там так и считают. Для них скандал с ее участием – радость, подарок небес. Значит, можно подтолкнуть президента на развод. Ведь там народ живет жизнью специфической, что-то вроде коммунальной квартиры со всеми ее прелестями.

– Да, Баттистон рассказывал, – согласно кивнул Ледников. На большее он был, пожалуй, не способен.

– А-а, беспутный Мишель! Кстати, с ним бы надо при случае хорошенько потолковать. Что-то мне его участие в этих полетах не нравится…

Немец походил по комнате, искоса поглядывая на Ледникова оценивающе.

– Ладно, с нашим другом Баттистоном потом разберемся.

Он остановился наконец прямо перед Ледниковым и наклонился к нему.

– У нас есть один выход, – медленно, по слогам произнес он. – И этот выход – ДСТ. Во-первых, у этих ребят есть серьезные полномочия и они могут дать настоящие гарантии. А во-вторых, они просто умнее других. Они не заинтересованы в скандале, который ударит по президенту. А значит, заинтересованы в том, чтобы ты был невинным агнцем, которого надо срочно отправить с глаз долой. А в-третьих, они знают меня, а я знаю их. Это дает дополнительные шансы.

Ледников облизнул пересохшие губы. Мысли не складывались в его голове, а больше всего хотелось молчать и ни о чем не думать. Но он в то же время понимал, что Немец прав – надо действовать и играть на опережение.

– И что я им должен буду сказать? – поморщившись, спросил он.

– Правду. Если все то, что ты сказал мне, правда, то можешь ее рассказать им. Эта правда вполне годится.

– Понятно, – пробурчал Ледников, язык у него до сих пор ворочался с трудом. – А о том, что за мной следили? О Зондере? О том, что он и Гран одно и то же лицо?

– Об этом не надо, – четко отсек его предположения Немец. – Это лишние подробности твоей парижской жизни. Из-за них тебя могут задержать здесь и пытать долго и нудно. Начнут копаться в твоих делах и знакомствах, заинтересуются мной… Нам это не нужно. Пусть сами ищут того, кто устроил взрыв. Тем более что вряд ли найдут.

– Ты уверен, что это был взрыв?

– А что это было, по-твоему? – уставился на него Немец.

– Я не знаю. Мог взорваться запасной баллон с газом. Венсан, этот парнишка, который погиб, как раз с ним возился.

– Ледников, пока ты приходил в себя от воздухоплавательных впечатлений, я навел кое-какие справки у знающих людей. Они считают, что взрыв баллона исключен. Он мог взорваться, только если к нему приделали некое устройство. Так что это было покушение. И ребята из ДСТ это тоже уже прекрасно понимают. А ты – случайная жертва, свидетель, который черт знает почему оказался рядом. Если ты безвинный агнец, им гораздо проще уладить скандал. А это волнует их больше всего, потому что скандал – политический. Он напрямую связан с президентом и французским государством.

– А что же с Граном?

– Я думаю, он уже сделал ноги и его нет во Франции. После покушения оставаться здесь ему слишком рискованно. Все подняты на ноги. Так что с этой стороны нам ничто не угрожает.

– А зачем ему все это? Получается, он охотился на Николь…

– Получается, – не стал возражать Немец.

– Зачем это ему? – тупо повторил Ледников, с трудом ворочая языком и мыслями.

– Ему лично не за чем. У него есть заказчик. А он просто выполнял контракт. А вот кто заказчик?

– Ты сам говорил, что это могут быть спецслужбы.

– Говорил. Но я не думаю, что это может быть ДСТ, для них это перебор. В конце концов, они знают о подвигах Грана в Южной Америке. Так что выбора у нас нет. Я договариваюсь с ребятами – будем сдаваться. Как там у вас говорится? Добровольное признание смягчает наказание. Только не говори с ними об отъезде – они могут напрячься. Решат, что ты новый Луговой, который хочет спрятаться от правосудия под сенью российской конституции. Я сам поговорю с ними об этом.


«Ребята» примчались с утра и приступили к делу. Немец оставил Ледникова наедине с ними в кабинете, а сам удалился на кухню.

– Итак, мсье Ледников, давайте начнем с самого начала, – напористо сказал «регбист».

– Хорошо, – не стал спорить Ледников. – Мадам Николь, с которой я познакомился у моего хорошего знакомого…

– Его имя?

– Барон Ренн.

«Бизнесмен» задумчиво покивал головой. Видимо, что-то про старого Ренна им было известно.

– Мадам Николь пригласила меня поехать за город на деревенский праздник. Ее в свою очередь пригласил на него господин Баттистон, сотрудник Елисейского дворца и ее друг еще со школьных времен.

«Ребята» быстро переглянулись.

– А мадам Николь говорила вам что-то о полете на шаре, когда приглашала? – спросил «бизнесмен».

– Нет. В машине они с Баттистоном говорили о том, что меня ждет какой-то сюрприз, но не сказали, какой именно.

Ледников старался отвечать максимально подробно. «Ребята» должны были поверить, что он с ними искренен.

– То есть шар к полету готовили люди Баттистона? – уточнил «регбист».

– Очевидно. Ведь мадам Николь была в это время в Париже. Наверное, она попросила его сделать это. Вы можете уточнить это у господина Баттистона.

«Ребята» опять молча переглянулись. Потом «регбист» быстро сказал:

– Мсье Баттистон уже ничего не расскажет. Его нашли утром в его доме повешенным.

Ледников помолчал, а потом автоматически задал вопрос профессионального следователя:

– Самоубийство или…

– Это сейчас выясняют эксперты.

«Бизнесмен» в это время внимательно следил за лицом Ледникова. Но вряд ли он что-нибудь там увидел. Все-таки амимия очень удобная штука для допросов. К тому же это известие не стало для Ледникова сюрпризом – он ожидал чего-то подобного. Но демонстрировать это было ни к чему, и поэтому он сделал вид, что изумлен сообщением. А потом рассудительно сказал:

– Ну, поверить, что такой человек, как Баттистон, сам полез в петлю, мне лично затруднительно. Для этого он был слишком жизнерадостным и слишком нравился сам себе.

– Идет следствие, причина смерти мсье Баттистона устанавливается, – не стал выкладывать все карты «бизнесмен». – Пока мы можем только строить догадки и предположения.

– А причина взрыва тоже еще не известна? – поинтересовался Ледников.

Интересно, тут они тоже будут темнить? Делать вид, что еще ничего не установлено?

«Регбист» набычился и спросил в ответ:

– Вы уверены, что это было покушение?

– Я думаю вы тоже.

– Тогда возникает вопрос – на кого? На вас? На мадам Николь? Других вариантов нет.

– Есть.

«Ребята» уставились на Ледникова с искренним недоумением.

– Взрыв могли организовать, чтобы подставить Баттистона, который был организатором этого милого пикника.

– Но с какой целью?

– Согласитесь, это происшествие ставило крест на его пребывании в Елисейском дворце. А этого там хотели многие. Не мне вам рассказывать, что его очень хотели выгнать из администрации, не хватало лишь конкретного повода.

И вот повод появляется – несчастный случай с его единственной защитницей… Которую, как вам тоже известно, во дворце многие не любили…

– Но зачем же тогда было его потом убивать? – не выдержал «регбист».

– В таких случаях обычно убивают для того, чтобы замести следы. Теперь Баттистон ничего не расскажет. Наверное, он что-то заподозрил, а это не входило в их сценарий.

– Их? Кого вы имеете в виду?

– Понятия не имею. Dans cette affaire, je suis blanc. В этом деле я чист. Я всего лишь жертва. А расследование – уже ваша забота. Я знаю, как это раздражает, когда кто-то лезет в дело, которое ты ведешь, поэтому не хочу вам навязывать свои предположения.


Когда «ребята» убыли, а Немец умчался вслед за ними, чтобы навестить заскучавшую без патрона Клер, он растянулся на диване и закрыл глаза.

Все происшедшее мнилось ему миражом, наваждением, в котором не было сил и смысла разбираться. Николь пострадала, но теперь она в безопасности. И это самое главное. А то, что между ними произошло, осталось в прошлом.

Он ощущал это ясно, ему не нужно было для этого видеться и говорить с Николь. Эта страница его жизни прочитана до самого конца и даже перевернута. Она перевернута не им и не Николь, а порывом ветра, налетевшего с далеких пустынь и так похожего на волю судьбы, с которой нельзя спорить. Можно лишь склонять перед нею голову, без обид и оправданий.

И когда это стало ясно ему окончательно, грусть и одиночество овладели им.

А потом он вдруг вспомнил, как «бизнесмен», уже уходя, сказал:

– Мы верим, что вы, мсье Ледников, человек благоразумный. И не будете использовать свои специальные навыки для того, чтобы самостоятельно искать виновных во взрыве. У нас, во Франции, это позволено только полиции и специальным службам. Нам не нужны люди, которые лезут не в свои дела.

Ледникову даже показалась, что «регбист» и «бизнесмен» высокомерно и презрительно усмехнулись.

И свирепая злость захлестнула его. Ишь ты, они верят в его благоразумие! Нашли тихого парня, который не сует нос, куда ему не позволяют! Да пошли вы!.. Это его дело – разобраться, установить, что в действительности произошло. Потому что это его женщину хотели уничтожить вместе с ним самим. И никто не знает, зачем и кому это было надо. Никто не даст гарантий, что эти люди не повторят свою попытку. А значит, это его, Ледникова, дело. И он не сунет туда нос, а залезет с ногами и головой. И пусть катятся со своим благоразумием! И Немец, кстати, тоже!

И первое, что надо сделать, – отыскать Карагодина. Куда он запропастился, черт побери!


Содержание:
 0  Эта женщина будет моей : Александр Звягинцев  1  Глава 2 Валентин Ледников Il a mange de plus d'un pain Он ел не только хлеб : Александр Звягинцев
 2  Глава 3 Юрий Иноземцев L'Ange exterminateur Ангел смерти : Александр Звягинцев  3  Глава 4 Валентин Ледников Bruler la chandelle par les deux bouts Жечь свечу с обоих концов : Александр Звягинцев
 4  j4.html  5  Глава 6 Валентин Ледников Elle a vu le loup Она видела волка : Александр Звягинцев
 6  Глава 7 Юрий Иноземцев Passer a tabac Пропустить через табак : Александр Звягинцев  7  Глава 8 Валентин Ледников Vivre comme dieu en France Жить, как бог, во Франции : Александр Звягинцев
 8  Глава 9 Виталий Карагодин Les portes d'enfer Врата ада : Александр Звягинцев  9  Глава 10 Юрий Иноземцев Jus de chique Ложный след : Александр Звягинцев
 10  Глава 11 Валентин Ледников Furieux et rapide Яростно и стремительно : Александр Звягинцев  11  Глава 12 Юрий Иноземцев Oeil pour oeil, dent pour dent Око за око, зуб за зуб : Александр Звягинцев
 12  Глава 13 Виталий Карагодин Aigle blanc Белый орел : Александр Звягинцев  13  j13.html
 14  Глава 15 Юрий Иноземцев Boulonnaise Булонка : Александр Звягинцев  15  Глава 16 Виталий Карагодин La declaration d'amour Объяснение в любви : Александр Звягинцев
 16  Глава 17 Валентин Ледников La machine infernale Адская машина : Александр Звягинцев  17  Глава 18 Юрий Иноземцев Telle vie, telle mort Как жил, так и умер : Александр Звягинцев
 18  Глава 19 Виталий Карагодин Incurable Неизлечимо больной : Александр Звягинцев  19  Глава 20 Валентин Ледников Donner du flan Играть по-честному : Александр Звягинцев
 20  Глава 21 Юрий Иноземцев Il y a quelque chose qui cloche… Что-то здесь не так… : Александр Звягинцев  21  j21.html
 22  вы читаете: Глава 23 Валентин Ледников Dans cette affaire, je suis blanc В этом деле я чист : Александр Звягинцев  23  Глава 24 Виталий Карагодин J'ai calme ce con Я успокоил этого дурака : Александр Звягинцев
 24  Глава 25 Валентин Ледников La ou dieu veut il pleut Дождь идет там, где хочет бог : Александр Звягинцев  25  Глава 26 Юрий Иноземцев Bras de fer Железной рукой : Александр Звягинцев
 26  Глава 27 Виталий Карагодин Tel grain, tel pain По семени и плод : Александр Звягинцев  27  Глава 28 Валентин Ледников Renvoyer de Caiphe а Pilate Посылать от Каифы к Пилату : Александр Звягинцев
 28  Глава 29 Виталий Карагодин Recommander son ame a dieu Вручить свою душу богу : Александр Звягинцев  29  Эпилог Qui s'excuse – s'accuse Кто оправдывается – тот сам себя обвиняет : Александр Звягинцев



 




sitemap