Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 26 Юрий Иноземцев Bras de fer Железной рукой : Александр Звягинцев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29

вы читаете книгу




Глава 26

Юрий Иноземцев

Bras de fer

Железной рукой

– Что с вами, Клер?

– Нет, ничего, патрон.

– Но я же вижу. Погодите, я сейчас догадаюсь. Вас расстроила эта история с мсье Ледниковым. Вы не можете простить ему, что он оказался на дурацком шаре вместе с мадам Николь.

– Да, патрон. Я не понимаю, зачем он это сделал!

– В России говорят: любовь зла – полюбишь и козла. В данном случае, видимо, козу.

– Посмотрите, что пишут газеты. Бедный господин президент! Его уже обвиняют в том, что это сделал он из ревности. Что эта история очень похожа на гибель принцессы Дианы!

– Ну, Клер, вы же знаете, что у журналистов язык без костей, а мозг без руля и ветрил. Их профессия – сенсация. Они должны удивлять.

– Все это очень плохо для Франции. Есть престиж страны! – сурово воскликнула Клер. – И от мсье Ледникова я такого не ожидала. Зачем ему эта женщина, про любовников которой всем известно?

– Вот он придет, мы его и спросим. Хотя… Помните, вы говорили мне, что он умеет понимать женщин? И считали это его большим достоинством. Видимо, ему удалось понять мадам Николь.

– Он должен был отдавать себе отчет, что она пока еще жена нашего президента, – непреклонно блеснула глазами Клер.

– Видимо, отчета он и не отдавал. Мы, русские, не любим отчитываться перед кем-либо… Даже перед собой. Нас ведет по жизни рок!

– Это не оправдание.

– Ну, не будьте так строги, Клер! Кстати, завести в Париже роман с интересной женщиной – это так по-французски!

– Она – жена нашего президента. И у нее есть обязанности. Она должна это осознавать.

– А как же ненаглядная принцесса Диана? – подмигнул Иноземцев.

– Я ее тоже осуждала, – отрубила Клер. – Она должна была вести себя, как член королевской семьи, а не как женщина без обязанностей.

– Ну, у нее были свои представления об обязанностях…

– Это ничего не меняет. Если ты согласилась войти в королевскую семью, ты должна исполнять свои обязанности. Это же относится и к мадам Николь.

Иноземцев понял, что совладать с впавшей в патриотический раж Клер ему не удастся.

Она была ожившим персонажем классической французской драмы ХVII века, где основной конфликт – это непримиримая борьба между долгом и личным чувством. А герой – тот, кто подчинил личное общественному, пожертвовал счастьем и любовью. Для него превыше всего долг гражданина, служение интересам родины, государства. А высший критерий – разум, а не чувства, сколь испепеляющими они бы ни были.

Против классики, да еще столь хорошо сохранившейся, не попрешь, и Иноземцев благоразумно ретировался в кабинет.


Просмотрев свежую информацию, он погрузился в размышления. Газеты, телевидение, интернет-сайты были переполнены всевозможными догадками, объяснениями, версиями, мнениями. В них можно было просто утонуть, потому как они зачастую противоречили или опровергали друг друга. Во всем этом бушующем море информации, тем не менее, Иноземцев быстро вычислил главные составляющие процесса.

Если отвлечься от бессмысленной фактуры и мелочей, типа во что была одета Николь во время катастрофы и сколько классов кончил несчастный Венсан, то можно было выделить в бурном потоке слов и обрывков мыслей три основных объяснения случившегося.

Первое – за взрывом стоит Елисейский дворец, который решил вопрос с сорвавшейся с катушек женой президента, взяв за образец инцидент с принцессой Дианой. Уж слишком многое тут сходилось даже в деталях – неблагополучие в семье, нежелание соблюдать правила этикета, поведение, компрометирующее президента, любовник… Самоубийство Баттистона – жест раскаяния, потому что именно он, сотрудник администрации президента, заманил Николь на праздник и именно он готовил злополучный полет. Его принудили к этому, он не смог отказаться, потому что на кону стояла его карьера.

Второе – все-таки произошел несчастный случай, в котором никто не виноват. Венсан был слишком молод, неопытен, мог сам спровоцировать взрыв. Или в корзине мог оказаться неисправный запасной баллон. А Баттистон кончил жизнь самоубийством, потому как чувствовал себя виноватым в случившемся. Ведь Николь была его покровительницей…

Третье – покушение связано не с мадам, а с русским, у которого с ней был роман. Этот русский с сомнительным прошлым – работал в прокуратуре, а это все равно что в КГБ – мог участвовать в разборках русской мафии, обосновавшейся в Париже. Страшное убийство Клифта, потрясшее Париж, работает именно на эту версию. Эти русские бандиты и нувориши ведут себя в Париже, как хотят и считают, что им все позволено.

Версия о Ледникове, связанном с мафиозными разборками, вызвала у Иноземцева только брезгливую усмешку. Глупее ничего нельзя было представить.

Оставались еще две – несчастный случай и вариант «Леди Ди».

Несчастный случай – версия, которая больше всего устраивает именно Елисейский дворец. И хотя она не выдерживает критики, ясное дело, она будет все упорнее и упорнее внедряться в сознание публики. У ребят из дворца для этого есть все возможности – послушные издания, понимающие журналисты. И – контроль над расследованием. Потихоньку будут пропадать или толковаться по-новому улики, подтверждающие версию покушения, и одновременно появляться новые, работающие в пользу несчастного случая. Докажут, что газовый баллон мог взорваться сам, что был фабричный брак, что Венсан был никудышным пилотом, а Баттистон в последнее время был психически подавлен и потому ему была одна дорога – в петлю. Ну и дальше все в таком же духе. В общем, сведут две стены. Докажут все, что нужно, затуманят мозги подробностями…

Но, хотя версия сия лжива от начала до конца, именно она наиболее выгодна Ледникову. В ее рамках он чист, аки агнец невинный, и виноват только в том, что ответил на сильные чувства мадам Николь. Но во Франции это не самый большой грех, и упрекать за это его не будут. Так что Вальке такой поворот событий весьма на руку.

И ему надо будет работать именно на него при даче показаний полиции. При таком сюжете он и вовсе герой – спас жену президента от неминуемой гибели. Что чистая правда.

Есть тут при всех выгодах один неприятный момент. Тот, кто все это устроил, остается в тени, безнаказанным. Потому что тогда французы его искать не будут.

Вариант «Леди Ди» тоже не вызвал у Иноземцева особого энтузиазма. Все-таки для Елисейского дворца тут явный перебор. Вряд ли они на такое бы решились. Разве что какой-то отморозок в службе охраны решил на свой страх и риск «помочь» президенту…

Вообще странно, что еще не мусолят вариант фанатика. У таких знаменитых персонажей, как мадам Николь, всегда есть фанатики, которые их или истерически любят, или столь же истерически ненавидят. И могут решиться на любой шаг, если объект обожания или ненависти вдруг чем-то разочарует…

Ладно, не отвлекайся, остановил себя Иноземцев. Знаешь же, что маньяками-поклонниками тут не пахнет.

Надо обратить внимание на то, что версию о причастности Елисейского дворца кто-то усиленно и умело продвигает в газетах. Было впечатление, что информация, работающая на эту версию, где-то в одном центре подбирается, обрабатывается, складывается в информационные блоки, а потом выкидывается в прессу…

Итак, подводим итоги. Действует две силы. Одна – это явно Елисейский дворец и вся государственная машина – делает все, чтобы доказать, что происшедшее – несчастный случай. Ее цели понятны – преуменьшить скандал, неминуемо затрагивающий президента и престиж власти.

Другая сила стремится обвинить во всем Елисейский дворец. Зачем – понятно. Чтобы нанести удар по президенту, смять его. Но кто это? В варианте «Леди Ди» было очевидно, кто крутит машину, отвергающую основную версию, и не дает ей затормозить – отец погибшего любовника принцессы, к тому же обиженный на власть и королевскую семью. А кто запустил машину здесь? И значит ли это, что этот неизвестный организовал покушение? Или он только воспользовался ситуацией?.. Если к делу причастен Гран, он же Зондер, как утверждает Ледников, то – организовал и воспользовался. Но тогда это должен быть человек могучий. Нанять Грана, организовать покушение на жену президента, а потом запустить пропагандистскую машину и направлять ее – тут должен быть человек с очень большими возможностями.

Звонок мобильника отвлек его от рассуждений. Звонил Гриб.

– Юрий, ну и друзья у вас! Где вы таких берете? Из-за него вся Франция на ушах!

– Ну прямо из-за него!

– А из-за кого еще? Меня уже тут Москва трясет – что да как? Да почему допустили? А что мне, за всеми бегать?

– Да что вы переполошились, Роман Аркадьевич! Ледников – частное лицо, прибыл по своей надобности, заданий от конторы не имел. Или имел?

– А вы как думаете?

– Я думаю – не имел.

– И я того же мнения. Но он же все равно наш советский человек.

– Русский, – подняв указательный палец, поправил его Иноземцев.

– Ну да, – не стал возражать Гриб.

– Я думаю, ему ничего не грозит. Он чист перед законом. А за любовь тут не судят. Не знаю, как у нас на родине, а тут нет.

– Да я, честно говоря, не за него беспокоюсь…

– А за кого?

– За вас, Юрий. Если начнут его крутить, то пойдут по друзьям и знакомым, а вы тут первый.

– Ничего, за меня не беспокойтесь. Я принял меры.

– Ну и правильно. Вы, это, Юрий, если чего – обращайтесь. Чем смогу – помогу.

– Договорились.

«Знать бы еще, чем ты можешь помочь? – подумал Иноземцев. – Разве что помочь Ледникову бежать по другим документам. Но это значит признать, что он в чем-то виноват…»


И тут перед ним возник собственной персоной человек, поставивший на уши всю Францию и окрестности, потому что новость о покушении и чудесном спасении жены президента уже неслась по всему свету торжественным маршем. Выглядел герой неважно – круги под глазами и трагически застывшее лицо. Тебя предупреждали, милый друг, но ты не внял…

– Слушай, а что с Клер? – удивленно спросил Ледников, усаживаясь в кресло. – Она смотрела на меня как на человека, который лично сжег Орлеанскую девственницу.

– Она осуждает вас, дорогой товарищ.

– За что?

– Во-первых, она не одобряет ваших отношений с мадам Николь, которой она не симпатизирует. Видишь ли, она горячая поклонница господина президента и не может одобрять поведение человека, который украсил его светлый лик такой грубой штукой, как рога.

– Предупреждать надо было! – скривился в усмешке Ледников. – Откуда я знал?

– Тебя не предупреждали? Да я язык стер, объясняя тебе, что не нужно лезть в этот омут!.. А во-вторых, неистовая патриотка Клер, как героиня Корнеля или Расина, считает, что вы не должны были покушаться на престиж Франции!

– А я, значит, покушался?

– Он еще спрашивает! Сегодня светлое имя президента, а значит, и престиж прекрасной Франции, треплют по всему миру. И кто тому виной? Кто не совладал со своим карамазовским сладострастием?

Ледников даже головой помотал от изумления.

– О господи, какая чушь! Давай лучше о делах.

– Каких? Тебе надо уезжать, как можно скорее. Ты газеты читаешь? Участник бандитских разборок русской мафии…

– Послушай, а ты уверен, что Зондер выполнил условия контракта?

– В смысле?

– А вдруг в условиях было написано – убить?.. И тогда он контракт не выполнил. И постарается довести дело до конца. Ты хочешь, чтобы я в этой ситуации уехал?

– Ну а что ты можешь тут сделать? И я тебе говорил, у нас один вариант – или сдать Карагодина, или уговорить его самого пойти в полицию. Он единственный, кто может вывести на Зондера. Но тебе же его жалко!

Ледников задумчиво смотрел на Иноземцева, решая что-то про себя.

– Может быть, у нас появился другой шанс, – наконец сказал он.

– Вот даже как!

– Я сейчас встречался с Карагодиным и…

Он быстро рассказал о встрече, о Каридад, о семье учителя Гурдадо, о том, что у нее с Карагодиным роман.

– И этот влюблен! – фыркнул Иноземцев. – Экие вы, русские, влюбчивые! В Париже вас прямо так и раздирает.

Когда Ледников закончил, Иноземцев прошелся по кабинету, что-то решая про себя, а потом остановился прямо перед Ледниковым, наклонился и стал внимательно его разглядывать.

– Погоди, ты думаешь, что она, эта Каридад, сама разберется с Зондером?

– Не знаю, – покачал головой Ледников. – Откуда мне знать, как она себя поведет? Я ее ни разу не видел. Даже не представляю, что у нее в голове.

– Это все равно должно сработать, – возбужденно проговорил Иноземцев. – Должно! Расчет точный. Если она такая, как ты ее обрисовал, она Зондера не простит. Ну, Ледников, ты зверь! Все просчитал. Bras de fer! Провел железной рукой! Я просто умираю от зависти. Это должен был сделать я.

– Брось ты, все получилось случайно, – отбивался Ледников от чрезмерных восторгов Немца. – Мне и в голову не могло прийти такое!

– Какая разница – случайно или нет! Если сработает, то…


Содержание:
 0  Эта женщина будет моей : Александр Звягинцев  1  Глава 2 Валентин Ледников Il a mange de plus d'un pain Он ел не только хлеб : Александр Звягинцев
 2  Глава 3 Юрий Иноземцев L'Ange exterminateur Ангел смерти : Александр Звягинцев  3  Глава 4 Валентин Ледников Bruler la chandelle par les deux bouts Жечь свечу с обоих концов : Александр Звягинцев
 4  j4.html  5  Глава 6 Валентин Ледников Elle a vu le loup Она видела волка : Александр Звягинцев
 6  Глава 7 Юрий Иноземцев Passer a tabac Пропустить через табак : Александр Звягинцев  7  Глава 8 Валентин Ледников Vivre comme dieu en France Жить, как бог, во Франции : Александр Звягинцев
 8  Глава 9 Виталий Карагодин Les portes d'enfer Врата ада : Александр Звягинцев  9  Глава 10 Юрий Иноземцев Jus de chique Ложный след : Александр Звягинцев
 10  Глава 11 Валентин Ледников Furieux et rapide Яростно и стремительно : Александр Звягинцев  11  Глава 12 Юрий Иноземцев Oeil pour oeil, dent pour dent Око за око, зуб за зуб : Александр Звягинцев
 12  Глава 13 Виталий Карагодин Aigle blanc Белый орел : Александр Звягинцев  13  j13.html
 14  Глава 15 Юрий Иноземцев Boulonnaise Булонка : Александр Звягинцев  15  Глава 16 Виталий Карагодин La declaration d'amour Объяснение в любви : Александр Звягинцев
 16  Глава 17 Валентин Ледников La machine infernale Адская машина : Александр Звягинцев  17  Глава 18 Юрий Иноземцев Telle vie, telle mort Как жил, так и умер : Александр Звягинцев
 18  Глава 19 Виталий Карагодин Incurable Неизлечимо больной : Александр Звягинцев  19  Глава 20 Валентин Ледников Donner du flan Играть по-честному : Александр Звягинцев
 20  Глава 21 Юрий Иноземцев Il y a quelque chose qui cloche… Что-то здесь не так… : Александр Звягинцев  21  j21.html
 22  Глава 23 Валентин Ледников Dans cette affaire, je suis blanc В этом деле я чист : Александр Звягинцев  23  Глава 24 Виталий Карагодин J'ai calme ce con Я успокоил этого дурака : Александр Звягинцев
 24  Глава 25 Валентин Ледников La ou dieu veut il pleut Дождь идет там, где хочет бог : Александр Звягинцев  25  вы читаете: Глава 26 Юрий Иноземцев Bras de fer Железной рукой : Александр Звягинцев
 26  Глава 27 Виталий Карагодин Tel grain, tel pain По семени и плод : Александр Звягинцев  27  Глава 28 Валентин Ледников Renvoyer de Caiphe а Pilate Посылать от Каифы к Пилату : Александр Звягинцев
 28  Глава 29 Виталий Карагодин Recommander son ame a dieu Вручить свою душу богу : Александр Звягинцев  29  Эпилог Qui s'excuse – s'accuse Кто оправдывается – тот сам себя обвиняет : Александр Звягинцев



 




sitemap